Ну, здравствуй, бродяга! Мы приветствуем тебя в волшебном мире, созданном Дж. Роулинг. Игра ведётся по III поколению, на данный момент отыгрываем 22 декабря 2022 года - 2 января 2023 года. Действия разворачиваются на территории не только магической, но и маггловской Британии. Администрацией специально разработан оригинальный сюжет, в котором для каждого найдётся место.

Сказать, что Люпин боялся, было бы неуважением к его методичному перерождению, желанию переступать через себя - вернее, через бессмертные души и бесполезные мнения людей, которые...
Teddy Lupin. вообще ничего святого

Harry Potter: Lex Talionis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Lex Talionis » Квесты » 07. this is masquerade


07. this is masquerade

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

[ava]http://funkyimg.com/i/2mFAd.jpg[/ava][nic]Masked Man[/nic]

this is masquerade

http://sg.uploads.ru/t/uU9hf.gif

♫Masquerade!♫
Paper faces on parade
Masquerade!
Hide your face,
So the world will
Never find you!

Хогвартс. Пришла зима. Много чего случилось за этот учебный год.  Все ученики подавлены, напуганы, разбиты, в школе царит гнетущая атмосфера. Нет уверенности ни в чём, даже в завтрашнем дне. Страшная тень в очередной раз нависла угрозой над волшебным миром, и страх закрался в сердце каждого.
Но Хогвартс всегда был символом надежды, оплотом знаний и веры, надёжной защитой от зла даже в самые тёмные времена. Он был и остаётся домом для всех тех, кто в нём нуждается. Здесь за нас всегда заступятся, здесь за нас всегда сражаются, как профессора, так и наши друзья и просто однокурсники. Хогвартс ни разу не дрогнул перед лицом опасности, он сплотил нас всех и научил, что единство -  это сила. Именно здесь нас так же научили, «что даже в самое тёмное время не надо забывать обращаться к свету». Что вместе можно всё преодолеть. И что Хогвартс, несмотря ни на что, будет стоять, как и прежде. И для того, чтобы в очередной раз это доказать, а так же поднять настроение и дух ученикам, было решено устроить зимний бал-маскарад.
Под присмотром Авроров и учителей Хогвартса, грандиозный бал пройдёт в Большом зале. Доставайте из сундуков свои лучшие наряды, готовьтесь окунуться в рождественскую атмосферу. Танцы, песни и занавес таинственности - маски зачарованы, так что узнать, кто именно за ними прячется, так просто у вас не получится.
Для учеников будет приготовлена праздничная программа, а желающие могут также представить свои выступления.

Очередность:

Damien E. Kush'n
Katharina Mikkelsen
Alexander Pucey
Silas Nicholls
Barbara Sanders
Elisa Day
Mika Naada
Owen Mackenzie
Lily Potter
Simona Axel
Scorpius Malfoy
Katarina Rowle
Ryan Byrne
Patricia Horton
Anna Richard

+3

2

[ava]http://funkyimg.com/i/2mFAd.jpg[/ava][nic]Masked Man[/nic]
Рождество - самая волшебная пора, когда всё вокруг преображается. Люди украшают свои дома огоньками, веночками, ёлками. Они вспоминают о самых важных добродетелях - о семейном уюте, о теплоте сердец, о прощении и о добром слове. Сказка и вера в чудо - вот что такое Рождество. В Хогвартсе тоже все было пропитано рождественской атмосферой. Но больше всего умы школьников занимало событие, которое должно было произойти прямо перед кануном Рождества!
После событий 31 октября многие были подавлены и напуганы, однако время шло и нужно было двигаться дальше. Посему новость о бале-маскараде обрадовала юные умы. Суета, связанная с подготовкой к празднику, полностью затмила прочие проблемы и заставила хоть на время забыть о том, что, кажется, в магической Британии снова настали тяжелые времена...
http://www.victoriana.com/christmas/images/biltmore-banquet-hall.jpg
Зал начали украшать сразу после обеда, ведь все должно было быть идеально. Убранство было выполнено в богатых оттенках красного, золотого, зеленого. По краям стояли столы с рождественскими угощениями и напитками, они образовывали широкий коридор для входящих в зал. В каминах ярко горело пламя, рисуя причудливые тени на стенах комнаты. В комнате было бесчисленное количество ёлок - маленькие стояли на столах, подле каминов и в уголках, - но самая большая стояла по центру, возле сцены. В центральной части Большого зала было достаточно просторно, чтобы не было помех танцующим ученикам. С потолка свисали огромные желтые гирлянды - если присмотреться, можно было заметить что в стеклянных шарах плескался магический огонь. Это было волшебное зрелище.
В назначенный час прибыли приглашенные музыканты, которые будут радовать гостей своей музыкой. Они расположились на сцене и принялись настраивать инструменты. Последние штрихи, и...
...Все началось с живой музыки, под которую открылись двери Большого зала. Ученики и профессора, спрятавшие свои лица за карнавальными масками, парами прошествовали внутрь. Оркестр начал играть обязательный первый танец - традиционно, вальс. Юноши и девушки, леди и джентельмены закружили по центру зала в такт мелодии. Раз, два, три..Раз, два, три.. Звучали инструменты. Раз, два, три... Раз, два, три.. Кто-то двигался уверено, кто-то постоянно наступал на ноги своей партнерше или своему партнеру. Но все движения вписывались в общую картину и не нарушали строгую гармонию Первого танца. Позже все разбредутся по своим уголкам, будут наслаждаться вечером, но сейчас было время для традиций.
Хогвартский хор также порадовал гостей вечера своими выступлениями, также нашлись и иные смельчаки, скрасившие вечер. Всё было прекрасно..

Небольшое задание для первого круга: опишите свои наряды, маски. Автору наиболее красочного описания достанется приз от администрации. И помним о ваших рождественских аватарках!)
Шаблон для вставки аватара  (не забудьте убрать звездочки) :

Код:
[ava*]ссылка на аватар[/*ava]

+3

3

- Я ненавижу этот праздник, - раздражённо процедила сквозь зубы норвежка, отбрасывая на кровать очередное платье, которое они с Эвелин посчитали неподходящим для праздника в стенах школы. - Я не хочу никуда идти. Эва, - растревоженная этим балом-маскарадом блондинка оглянулась на лучшую подругу, и та смогла бы разглядеть мольбу о спасении в синих глазах - редкое зрелище даже для тех, кому посчастливилось близко узнать своенравную слизеринку. - Можно я останусь? У меня даже магии толком нет...
Она тут же осеклась, со всё возрастающим раздражением осознав, насколько это был нечестный приём, если учесть тот неприятный факт, что её способности, отнятые после инцидента на Самайн, постепенно возвращались, а вот Эвелин уже полгода страдала, деля данную ей по праву рождения магию, а вместе с ней и волшебную палочку, с Рэйданом, который до сих пор, как казалось норвежке, не в силах был в полной мере оценить, как же ему повезло. И вот сейчас Кари, подавленная своими старыми воспоминаниями, эгоистично позабыла о том, что любимой подруге было намного хуже, чем ей самой. Прошлое норвежки напоминало о себе лишь в эти стылые декабрьские дни, когда призрак отца возвращался в сны, а Эвелин же столкнулась с настоящим, в котором была бессильна перед злой насмешкой судьбы.
- У меня тоже её нет, - совершенно спокойно отреагировала брюнетка, пожав плечами, и протянула норвежке очередное платье. - Именно поэтому мы обязаны быть на празднике и блистать там, - Эвелин улыбнулась. - Или ты хочешь, чтобы в Хогвартсе решили, что в мире есть что-то, способное выбить Катарину Миккельсен из привычной колеи?..
Их связывало почти 10 лет дружбы, так что неудивительно, что Эва единственная знала, за какие ниточки нужно потянуть, чтобы в минуты сомнений напомнить Кари о том, кто она есть...

... Девичья ладонь, украшенная тонкими золотыми колечками, казалась трогательно маленькой, покоясь на широкой тёплой ладони высокого незнакомца, стоящего рядом. Волей случая он оказался в паре с норвежкой, и Кари украдкой поглядывала на парня, пытаясь отыскать что-то, что подскажет истинное обличье её случайного спутника, скрывавшегося за сдержанной маской, с успехом справлявшейся со своими обязанностями и не дававшей девушке ни намёка. Впрочем, блондинку сегодня тоже было нелегко узнать. Обычно распущенные светло-медовые волосы, чуть завивавшиеся на концах, на этот раз были собраны в тугой хвост на затылке, что скользил до самой поясницы, открывая любопытным взглядам умопомрачительный вырез платья, где в обрамлении нежного чёрного полупрозрачного кружева - словно картина в дорогой раме - блестела перламутром спина норвежки. Кружевной подол бесшумно скользил по полу, когда Кари входила в зал, приветливо распахнувший свои двери для гостей, невольно залюбовавшись его убранством. На этот раз домовики постарались, сотворив поистине волшебную картину, которая смогла удивить даже привычных к подобной роскоши магов. Девушка позволила спутнику вести её в центр, пока с интересом рассматривала преобразившийся в честь праздника Большой зал, уделив особое внимание свисавшим с потолка стеклянным шарам, полным огня.
Райану бы понравилось...
Впрочем, загрустить о том, как бы ей хотелось сейчас обнять своего ирландца, Кари не успела. Рука её загадочного спутника мягко легла на тонкую талию, которую так соблазнительно очерчивало чёрное кружево платья, а вторая встретилась с её тонкими длинными пальчиками - и через мгновение музыка подхватила пару, закружив на волнах знакомой мелодии. Оркестр играл вальс, и праздничный зал на несколько минут задышал в унисон, подчиняясь одному ритму и движениям, которые были хорошо знакомы если не всем, то многим. Блондинка невольно вернулась на несколько лет назад, в дом среди норвежских фьордов, где отец кружил её в танце, пока мама играла на пианино такую же мелодию. И девочка кружилась, смеялась, старалась не наступать папе на ноги, но была несказанно счастлива, не подозревая, что однажды будет повторять все эти движения уже взрослой, мастерски подстраиваясь под ритм, позволяя умелому партнёру вести себя и зная, что каждое её движение будет наполнено несвойственной манерностью и особым очарованием пробуждающейся женственности.
Когда танец закончился, алые губы тронула улыбка, которая стремительно расцветала на лице, скрытом чёрной маской из перьев, которая делала кожу норвежки подобной алебастру, а глаза - двумя сапфирами, загадочно блестевшими под мягким светом свечей.
- Вы прекрасно танцуете, мисс, - жаркий шёпот парня обдал её шею, и Кари узнала этот голос. Она улыбнулась шире, а синие глаза сверкнули среди чернильных перьев, когда девушка почувствовала лёгкое прикосновение губ к своей щеке. Ах ты наглец... Она ничего не сказала, лишь чуть сжала пальчиками ладонь парня, словно давая понять, что узнала его, и молча благодаря за танец, а затем мягко отстранилась, тут же растворяясь в возбуждённой шумной толпе, которая спешила покинуть танцпол. Впрочем, некоторые пары продолжили кружиться по залу под музыку неутомимого оркестра, но норвежка почти не следила за ними. Постукивая пальчиками по бокалу с золотистыми пузырьками шампанского и задумчиво играясь с драгоценными камнями в украшении на шее, блондинка повела обнажёнными плечами, разглядывая собравшихся в надежде узнать среди скрытых за масками хотя бы кого-то знакомого, поскольку Рене и Эвы, костюмы которых она знала, Кари пока что не замечала в толпе.

платье

http://s9.uploads.ru/t/ypxO0.jpg

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/BjZIh.jpg[/AVA]

Отредактировано Katharina Mikkelsen (2016-12-30 16:45:06)

+4

4

[ava]https://pp.vk.me/c638824/v638824815/161a7/cRQZaXZimm8.jpg[/ava]
Я не то, чтобы не любил такие праздники. Вовсе нет. Сама идея скрыть лицо за маской и попробовать сотворить все, что раньше казалось тебе невозможным в такие моменты становилась сказочной реальностью. Но как и всегда все портило то, что часть это честной компании все же знала тебя и определить кто скрывается под маской было весьма просто. Отчего почти сразу же терялся весь задор и возможность веселья. Но я все же посещал балы, хотя бы по тому, что тоже иногда хотелось просто отдохнуть от самого себя, своего факультета и чуть-чуть пошокировать общественность. Поэтому в какой-то мере мои понимания всех этих торжеств себя оправдывали.
Я почти не тратил время на выбор костюма. В отличие от многих магов, я рос в куда более простой семье, где каждый знал, что такое интернет и способен был подобрать себе почти любой костюм на заказ, даже не примеряя его. Не тратил ни времени, ни сил, лишь немного магловских денег, списанных с карточки отца. И мне кажется, он даже не заметил моих действий. Правда вот маме пришлось сказать, ведь кто-то должен был мне совой передать все в Хогвартс. Иначе было просто никак.
Впрочем, когда я распаковал пару дней назад свой маскарадный костюм, я не на миг не пожалел, что выбрал именно его. В нем не было ничего особенно примечательного. Строгий черный костюм-тройка из довольно легкого, но весьма качественного материала, дополненный блестящими серебром пуговицами. Конечно, это было не серебро. Но как они переливались, стоило на них попасть свету. Белая рубашка выглаженная и отутюжиная мамой дополнялась точно такими же запонками. Лакированные черные туфли на небольшом каблуке и меня можно было бы принято за какого-нить прынца, желающего поскорее найти себе невесту. Завершала образ маска. Она полностью соответствовала костюму: перелив от черного к металлическому цвету придавал моей бледной физиономии весьма таинственный вид. Она скрывала не все лицо, но очень выгодно подчеркивала скулы, делая их еще острее. Но все же этот костюм не скрывал меня. Именно поэтому я попросил маму купить самую обыкновенную черную краску для волос, и ровно за пару часов до самого бала превратил свои пшенично-выбеленные волосы в цвет вороного крыла. Одевшись и впервые взглянув на себя в зеркало я сам не был до конца уверен, что это я сейчас смотрю на себя. Столь необычным я не видел себя вообще никогда. Так что можно было считать, что мой маскарад вполне удался.
С Мика мы ни о чем не договаривались, лишь бросили друг другу, что встретимся уже там. Я честно отбился от всех возможных предложений компаний и решил пойти в одного, чтобы там, на месте, найти себе приключений. Быть может именно поэтому я опаздывал к началу бала минут на сорок, чтобы пропустить шествие пар и не оказаться замеченным. Почти сразу я смешался с толпой и принялся старательно гулять по залу, присматриваясь и прислушиваясь, ища тех, кто покажется мне знакомым. Потанцевал с парой прекрасных дам, одна из них даже созналась о принадлежности к своему факультету. Ох уж эти Гриффиндорцы, даже вечер помолчать не могут. Но задерживаться не стал. Мне все еще было интересно, где команда барсуков засела и старательно делает вид, что не знает, кто скрывается под масками.
Я гулял по залу, с кем-то шутил, кому-то честно отдавил ногу, даже извинился. В первый раз то можно. У кого-то увел даму потанцевать. От кого-то получил локтем в бок - в целом заурядный вечер. Праздник, как праздник. Услышал краем уха разговор двух профессоров, что-то неладное было в их голосе, но третий потребовал их молчания и я так и не понял, чем они так обеспокоены на этот раз. Ситуация в мире была хоть и весьма плачевной, но  я считал себя чуть позитивистом, хотя и склонялся к реализму. Верить в светлое будущее научил меня отец. А такую науку очень сложно выбить из головы, особенно когда знаешь, что у тебя оно в принципе будет и, что не мало важно, тебе есть с кем его разделить.

+4

5

[AVA]http://s1.uploads.ru/t/VOGf7.gif[/AVA]

One Republic – All The Right Moves


Бал-маскарад, ах, что за чудесная идея.
С конца октября все были подавлены из-за всего, что случилось тогда под конец месяца. Ни отмена экзаменов, ни дополнительные выходные - ничто не могло поднять боевого духа студентов. А уж то, что это случилось на праздник, на Хэллуин, всех держало в страхе, что и на Рождественские праздники может случиться что-то плохое, от чего приближение сочельника только всё сильнее угнетало. Визит преступника мирового масштаба, угасание магии даже у чистокровных ребят и обретение её магглами отразилось на всех. Пьюси младший не был исключением, хотя казалось, что его вера в то, что у столь чистокровного мага, как он, отнять магию невозможно, пропитывала и остальных вокруг него. Но Александра выбешивала сама мысль о том, что жалкие магглы обретают могущество, а великие рода магов её теряют. В Хогвартсе висело такое мрачное настроение и казалось, будто исправить положение не сможет ничто, однако...
Бал-маскарад, ах, что за чудесная идея.
Александр стоял перед зеркалом в спальне парней с факультета Слизерин и затягивал аккуратный узелок атласного галстука у своих ключиц, не сводя взгляда со своего отражения и довольно улыбался. Чёрные волосы с отливом вороньего пера были уложены назад, открывая и подчёркивая его острые черты лица, ярко выраженные скулы и сильную волевую челюсть. А так же аккуратно коротко выбритые виски и, вот уж сюрприз для многих - довольно крупные тоннели в ушах. Он дёрнул головой медленно влево, затем вправо и, подарив своему отражению приятный жемчужный оскал, стянул галстук прочь. Да, чёрные узкие брюки, выбеленная, как снежные вершины альпийских гор, рубашка и дорогущие инкрустированные дорогими камнями запонки - вот и всё, ничего лишнего не нужно было для совершенного образа. Иначе, по строгости в классичном стиле, всё же смогут его узнать, это отличительный знак магической аристократии, что ж тут поделать. А таинственность и мистика - это то, чем он хотел благоухать этим вечером помимо Hugo Boss.
- И... последний штрих... - бледные длинные пальцы его руки скользнули по рукоятке его волшебной палочки, словно нежно и в то же время томно ласкали изгиб тела лежащей на постели любовницы. Взмах! И на его лице появляется по мнению самого Александра, довольно скромная чёрная маска, но магический элемент в ней как хамелеон меняет его черты до неузнаваемости и в то же время оставляет его неповторимость и уникальность. чудеса да и только.
Мрак. Даже пышно, по рождественски украшенная, спальня Слизерина имела свои привычные холодные оттенки. Серебристые искусственные ели с зелёными матовыми шарами. Редкие заколдованные фигуры, тихая музыка и тонкий, не яркий, аромат еловых ветвей. Слизерин любил сдержанность и меру во всём, поэтому до выхода из подземелья своего любимого факультета, Александр видел бал немного иначе. Он видел его в холодных матовых огоньках, в тихом спокойном вальсе и ледяном пунше цвета арктических льдов. Но стоило ему очутиться в Большом зале, где всё празднество и проходило, как по ушам и глазам ударил весь максимум выжимаемого рождественского и новогоднего настроений. Всё пестрило яркими цветами, играла громко живая музыка, под потолкам порхали заколдованные фигурки старика в красном.
Бал-маскарад, ах, что за чудесная идея.
Александр никогда не боялся подобных празднеств, наоборот, впервые за всё время обучения в Хогвартсе, он чувствовал себя в своей стихии. И, когда заиграл мелодичный, с праздными нотками, вальс, он и не думал зажиматься к стеночке или поближе к столам с едой, как большинство студентов, но в первых рядах шагнул в поисках случайной спутницы. И могло ли быть иначе на этом празднике жизни? Он с хитрым прищуром и вежливой обаятельной улыбкой вгляделся в лицо девушки с убранными в хвост светлыми волосами, галантно подхватывая её ладонь на свою. Он вежливо поклонился и та молча согласилась быть уведённой им в центр области, выделенной под танцы. простая формальность, кто его спутница - имеет ли значение? Он шагал ровно, словно солдат на праздничном рауте, чётко чеканя шаг. Но, оказавшись на месте, на которое наметился (а именно в центре, ибо привык быть всегда в центре внимания и иного пьедестала почёта себе не желал), движения его стали куда более плавными. Заиграла музыка, по сердцу, как ровно и по скрипке, прошёлся смычок и Александр, в совершенстве танцующий вальс и прочие классические танцы, начал движение. Он мог бы танцевать с любой партнёршей идеально, в этом прелесть того, что в танце ведёт мужчина - твоё дело кружить даму, даже если та совсем не умеет танцевать. Однако, танец, он как и любой разговор, как беседа взглядами, как неповторимый почерк - он уникальный и свой для каждого человека. так что если по началу Пьюси понятия не имел с кем танцует, то к завершающему па уже точно знал, что перед ним Катарина. И как он сразу не догадался?
Бал-маскарад, ах, что за чудесная идея.
Он шепнул ей подсказку жарко на ушко, почти коснувшись губами мочки её ушка. И по сладкой улыбке на алых губах увидел, что она его признала. Он отступил на шаг назад, откланявшись.
- Моя леди, спасибо за танец. Я скоро вернусь к вам... - кивнув на этом, он выпрямился и отошёл к столу. признаться, давненько ему не приходилось так от души танцевать, кружась по столь просторному залу, так что в горле немного пересохло. Да и не терпелось опробовать здешние напитки, что же им наготовили домовики? Что ж, пойло оказалось достойным. оно освежало, отдавало сладостью и горечью одновременно и мягко пахло лакрицей с мятой. Александр улыбнулся, сверкнув ясными серебристыми глазами.

+6

6

[ava]http://s7.uploads.ru/O4FQe.jpg[/ava]
Когда директор, на одном из собраний сообщил, что к Рождеству будет бал, Николс не поверил своим ушам.
Когда идея была воспринята с восторгом, а коллеги уже начали живо обсуждать украшения и музыку, Николс чуть не раскрошил себе зубы в попытке сдержать раздражение.
Когда директор объявил, что ВСЕМ необходимо быть на празднике, и не просто празднике, а на маскарадном балу, при этом, обращался он, скорее, только к самому зельевару, Николс смирился ос своей участью.
Радовало одно – маски на балу будут зачарованными.
Он достаточно вяло принимал участие в обсуждении, но согласился помочь лесничему с елками для Большого зала. Все-таки, они вдвоем вечно шастали по Запретному лесу и знали его лучше других.
По всем коридорам уже были развешаны венки омелы, на факелах кое-где появился серпантин, а все окна были расписаны морозными рисунками. Замок был насквозь пропитан праздничной атмосферой. Ученики не могли говорить ни о чем другом, кроме костюмов, масок, платьев, музыкантов и танцах.
Но Николс даже в этом нашел для себя плюс. Он с удвоенной энергией патрулировал школу и с удовольствием сдирал баллы со студентов, которых заставал целующихся под омелой. Срывал на учениках свою раздражительность, а особо зарвавшимся назначал наказания.
Профессор не желал признавать, что ждет праздника так же, как и все остальные – с нетерпением. И хотя он упорно убеждал себя, что лучше было бы не соваться в Большой зал вообще, ему нравилась идея с маскарадом. Она позволяла тебе быть… Другим.
Одним из вечеров он, наглухо заперев дверь в кабинет-гостиную несколькими заклинаниями и заблокировав камин, повторил танцевальные па, разученные в далеком детстве. И хотя он не особо любил танцы, вальс нравился всегда. С каждым разом двигаясь все увереннее по комнате, Николс ухмылялся. Навык не пропьешь.
Он позволит себе расслабиться на празднике. Немного ослабит узел самоконтроля, потому что, казалось, еще немного, и он начнет в буквальном смысле рвать и метать, выпуская накопившийся пар.
Следующим, после вопроса о танце, встал вопрос костюма. Естественно, у него была и парадная мантия, и несколько выходных костюмов, помимо тех повседневных, что он носил, но все это было не то. В волшебных магазинах одежды он не нашел того, что могло зацепить его. Да и, насколько он понял со слов директора, на маскараде приветствуется классика.
Пришлось менять галлеоны на фунты и отправляться по маггловским бутикам. Сайлас скрипел зубами, когда ему ничего не подходило, но он твердо решил купить костюм сегодня во что бы то ни стало.
В одном из магазинов его встретил довольно пожилой консультант. И если до этого это были слегка навязчивые девицы и юноши, сами не знающие, что они тут забыли, то здесь, мужчина, придирчиво оглядевший зельевара, уверенно кивнул. 
- Я знаю, что вам нужно, - он жестом указал Николсу на примерочную, словно говоря ждать возле нее, а сам удалился вглубь зала. Внутри уже начало вскипать раздражение, когда консультант появился на горизонте, всучил Сайласу костюм-тройку и без слов втолкнул в примерочную. Зельевар уже хотел, было, возмутиться такому поведению, но когда он надел предложенный товар…
Костюм сидел просто идеально. Словно был пошит именно для него. Ткань была приятной на ощупь, Николс даже не знал, как называется материал, да и, в принципе, ему было все равно. И пиджак, и жилет были расписаны каким-то замысловатым узором, издалека похожим на маленькие цветы. Линии переплетались, скользили и завивались. Верхняя часть была черной, но благодаря росписи, которая переливалась на свету, она казалось серой. В тон переливу были подобраны брюки с идеально отглаженными стрелками.
Ткань рубашки приятно холодила спину, но мужчине казалось, что в образе чего-то не хватает. Только когда он посмотрел на свое лицо в отражении, понял, что не хватает только маски.
- Постойте! – консультант окликнул профессора, когда тот, расплатившись и забрав свою покупку, уже выходил из магазина. – Вы забыли еще кое-что. – Старик протянул коробку, в которой был аккуратно уложен черный атласный шарф и платок для нагрудного кармана. – Думаю, вы с этим разберетесь. Берите, это за счет заведения. Он долго ждал своего часа.

Когда до бала оставались считанные часы, Николс тщательнейшим образом привел себя в порядок. Гладко выбрил лицо, зачесал непослушные вихры назад, приглаживая и смазывая их студенистым гелем, и надушился новым одеколоном. Запах был ненавязчивым, и едва уловимым -  профессор относился к этому довольно щепетильно.
Настоящей проблемой стал шарф-галстук, который никак не хотел завязываться. Пробовать завязать магией он не решился, боясь, что удушит себя. Пришлось звать Лойси, домовуху, которая с огромным восторгом согласилась поухаживать за хозяином. Надо отдать должное магии домовиков – шарф был завязан идеально, легкими волнами спадая от шеи вниз и пряча кончик под жилетом.
Когда он уже хотел надевать маску, в коридоре послышался какой-то негромкий бум и детские вскрики. Сайлас, недолго думая, накинул мантию поверх костюма, магией застегиваясь наглухо, чтобы заранее никто не увидел, в чем он одет, и выскочил в коридор с палочкой в руке.
Оказалось, что младшие курсы, тоже желая развлечься, решили взорвать парочку хлопушек, а эхо разнесло звук по всем подземельям. Пока мужчина отыскивал нарушителей, снимал с них баллы и назначал наказание, в Большом зале зазвучали звуки первого вальса.
Когда Николс вернулся в кабинет, он понял, что опоздал. Но слишком много труда было вложено в его образ, чтобы вот совсем не пойти на праздник. Взмах палочки – и маска появилась на его лице. И едва ли кто-то сможет узнать его. Разве что тот, кто хорошо знает его повадки, жесты и движения и глаза. Мужчина решил, что не будет скрывать магией свой взгляд.
Когда он тенью скользнул в большой зал, легкое чувство волнения затопило его изнутри, а на губах сама по себе расцвела довольная улыбка. Именно улыбка, а не одна из его многочисленных ухмылок.
Он чувствовал себя совсем другим человеком. Не было того самоконтроля, той злости, раздражительности и отчужденности, которые мужчина надевал на себя каждый день, словно броню. Их скрывала маска.
Чувствуя себя легко, расслабленно и, даже, наверное, счастливым, Николс уверенным шагом двинулся вдоль столов с напитками и закусками, глядя на танцпол, где кружились юноши и девушки в первом танце. Ему было слегка жаль, что он не открыл праздник вместе со всеми, но вечер только начался. Когда отзвучали последние ноты, а кавалеры попрощались со своими дамами, его взгляд притянула одна девушка. Точнее, ее спина, совершенно бесстыдным образом выставленная на обозрение всем окружающим. Заинтригованный, Сайлас двинулся в ее сторону, легко лавируя между танцующими и студентами, которые переговаривались и смеялись. Но, подойдя поближе, профессор почувствовал удар тока. Он знал эту спину. И миниатюрную фигуру, и изгиб бедер, что легко угадывался под платьем… Ему не нужно было смотреть ей в лицо, чтобы узнать. Ее обнаженное тело, расслабленно прижавшееся к нему, маленькие, но сильные руки, ласкающие его грудь, капельки пота, стекающие вниз по этому позвоночнику…
Кари…
- Мисс, - Николс вежливо поклонился Катарине, стараясь держать в узде свой голос и свое внезапно нахлынувшее возбуждение. – Не окажете мне честь? – он протягивает руку, приглашая ее на танец. Его голос совсем не похож на тот, которым он читает лекции в классе. Сейчас это тихий и приятный баритон.  Он улыбается, глядя на нее, волнуется и снова почему-то чувствует себя счастливым. Когда теплые пальчики коснулись его ладони, принимая приглашение, Сайлас аккуратным движением забрал из ее руки шампанское и поставил бокал на проплывающий мимо поднос.
Он уводит ее в самый центр танцующих, снова кланяется, как в старых традициях, а затем уверенно кладет ладонь на нее обнаженную спину, становясь ближе и увлекая в первое па. Он чуть было не задохнулся, когда снова ощутил шелковистость ее кожи, и выдержки не хватило – едва слышный вздох все-таки сорвался с его губ. Он двигается уверенно, с легкостью и грацией, каждый раз все теснее прижимая к себе партнершу. Так не хочется, чтобы музыка кончалась, и,  Мерлин, ему так не хватало этого ощущения, которое дарило ее тело. Его глаза темнеют, и в них вспыхивает пожар, но он не отводит взгляда от глаз Катарины.
Интересно, она узнает его или нет?..

костюм)

http://s2.uploads.ru/iHA1M.jpg

+5

7

[ava]http://jpg-gif-png.ru/img/2017-01/11/ibwa3huiwt474fl15grh9gp7p.gif[/ava]

Samo – Sin ti


С самого утра в голове Элайзы крутился непрерывный рой мыслей, девушка не могла ни на чем сосредоточиться, все буквально валилось из рук. Единственное, о чем могла думать гриффиндорка – рождественский бал, который никак не давал ей покоя. Девушка с самого начала дня находилась в радостном возбуждении, предвкушая сотни мерцающих переливающихся огоньков, запах еловых веток, шелест платьев, звон бокалов и, конечно же, пар, кружащих в ритме вальса по Большому Залу.
С самого детства Элайза с нетерпением ждала Рождества, чтобы с головой окунуться в вихрь мерцающих рождественских огней, увидеть и почувствовать чудо внутри себя и внутри каждого, кто ее окружал. В Рождество все люди относятся добрее друг к другу, улыбки на лицах становятся шире и искреннее, а взгляд в эту снежную и морозную пору излучает теплоту – именно поэтому девочка всем сердцем любила зимний праздник и не могла не приходить от него в восторг.

Все в этот праздник должно было быть идеально – платье, туфли, маска, украшения – совершенно все. Весь день в спальне гриффиндорки прибывала атмосфера суеты и неопределенности: платья на ее кровати сменялись одно за одним, улетая обратно в шкаф, а после снова возвращаясь на место.

Синее, или серебряное? – девушка ходила по комнате, бросая вопросительные взгляды на Венону, которую, казалось, совсем не интересует праздничное мероприятие. – А синее не слишком официальное для школьного бала? – задумчиво произносила волшебница, хмуро смотря на отражение в зеркале.

Девушка забрасывала соседку вопросами, но не требовала ответов – это было направлено в помощь самой себе. Задавая вопрос, Элайза чисто на подсознательном уровне уже знала желаемый ответ и в итоге пришла к выводу, что ни одно из платьев, между которыми шел выбор, не подходит для сегодняшнего вечера, однако, в ее арсенале был еще один наряд, мысль о котором всплыла в разуме девушки, когда та совсем отчаялась, сидя на кровати, в окружении одежды.

***

Большой Зал распахнул свои двери, приглашая студентов на празднество. Рождественский бал много значил для всех - как для учеников, так и для преподавателей. Он был словно свежим кислородом, живительной силой, после спертого, зудящего в легких воздуха, пропитанного страхом и беспокойством произошедших событий. Это был чистый лист, которым руководители Хогвартса наградили всех присутствующих и расписан этот лист был радостными праздничными красками.

Большой Зал встречал гостей изысканным убранством, оформленным по всем канонам Рождества. Звуки, срывающиеся со струн и клавиш, переплетались и сливались в одну мелодию, которая наполняла все помещение.  Яркие шары на елке отражали фигуры людей в масках, искажая их в причудливые формы, гирлянды на елке и на стенах мерцали в едином ритме, создавая сказочную атмосферу, а над столами кружили, подхваченные музыкой, привидения замка.

Элайза облегченно вздохнула, окинув взором зал – все было идеально, и она чудесно вписывалась в окружающую обстановку. Окончательный выбор девушки пал на длинное платье, подчеркивающее талию и открывающее взорам окружающих обнаженную хрупкую спину гриффиндорки. Пышная юбка глубокого темно-бардового цвета резко контрастировала яркому блестящему топу платья, цвета игристого шампанского, а лицо девушки скрывалось за золотистой маской, украшенной небольшими гранеными кристаллами, которые ловили и отражали блеск гирлянд и свечей, делая синие глаза волшебницы еще ярче.

Темные локоны волос Элайзы были убраны назад и зафиксированы гребешком, украшенным маленькими камушками, подобно тем, что сверкали на маске девушки и лишь несколько прядей лежали вдоль лица, делая и так светлую кожу Элайзы белоснежной.
Попытку девушки пройти вглубь собравшейся толпы, чтобы отыскать там хоть кого – то, о чьих нарядах она имела четкое представление, прервал молодой человек, учтиво поклонившийся и протянувший даме руку.

Заиграл первый традиционный вальс и зал наполнился вальсирующими парами незнакомцев, скрывающихся за маскарадными масками. Рука девушки с небольшим колечком – цветком на указательном пальце невесомо лежала на плече партнера, а его рука крепко и уверенно держала гриффиндорку за талию, отчего по спине Элайзы порой пробегали волны мурашек.

Плавно повинуясь маневрам партнера, девушка с интересом разглядывала его лицо, скрытое за черной, но при попадании на свет переливающейся зеленым цветом маской, которая ловила отблески от маски Элайзы. Небольшое, едва ли заметное остальным людям, собственное световое шоу, заставило Элайзу улыбнуться, наслаждаясь ритмом вальса и утопая в секретах рождественского вечера.

Когда музыка стихла, а танцующие разбрелись, пара еще несколько раз, уже в тишине, совершила последние «па» и застыла. Уголки губ незнакомца дрогнули в легкой таинственной улыбке, голова качнулась в кротком кивке – немом, благодарным за танец, жесте, а в следующую секунду, он растворился во вновь нахлынувшей толпе, оставив на руке Элайзы невесомый след от прикосновения, тянущийся от локтя и до кончиков пальчиков девушки.

С легкой улыбкой волшебница взяла со стола хрустальный бокал, наполненный ягодным пуншем и направилась в глубь толпы рассматривать наряды собравшихся и ловить знакомые взгляды.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Elisa Day (2017-01-11 21:58:03)

+4

8

Для кого-то событие столь радостное, как рождественский бал-маскарад, началось с резных дверей Большого зала.  Перед ними стояли десятки пар и пугливо ли, уверенно ли  забредших одиночек. За ними - украшенная зала, блестящая, как мишура на свету. Зеленый, красный, золотой - три основных цвета, раскрасившие каждый уголок. Волшебные гирлянды, пушистые ели, парящие огоньки - даже самый большой скептик на свете уверовал бы в рождественское чудо, если бы увидел эти убранства.

Кого-то бал окружил уже с обеда. Перевернутыми коробками с украшениями, звонким смехом под потолком, вспышками заклинаний. Тихим ворчанием третьекурсника, который слишком медленно доедал свой обед, постукиванием метелок домовых эльфов, вычищавших зал. Преподаватели и студенты - самые активисты - окунулись в атмосферу праздника еще до его официального начала.

У Барбары Мэй Сандерс все началось чуть ранее, чем за две недели до.  Чуть больше двух недель, а всем ответственным за бал казалось, будто они прожили до этого дня уже лет десять. Только пронюхав про бал, Барбара самопровозгласила себя координатором этой "вечеринки"! Наконец-то в этом Шмогвартсе, где не ценят светские рауты, нашлась работая, в которой ей, Барбаре, нет равных. Ведь касательно учебы такого совсем не скажешь. Каждое мало-мальски причастное к организации живое существо на своей шкуре смогло убедиться, что прозвище полковник Сандерс - не пустой звук. Барбара специально для организации бала заказала модный волшебный блокнот из какого-то дорогого бутика в Косом Переулке. Заносила туда все мысли, идеи, даты, время, встречи, а блокнот сам составлял из всего расписание, согласовывая со своей владелицей.
Барбс умудрилась достать всех, ведь ей до всего было дело. Она уточняла меню у домовиков и битых два часа втюхивала им книгу "Эта курица настолько сырая, что стала королем неба: лучшие рецепты Гордона Рамзи" . Правда, так и не поняла, что домовики попросту не умеют читать.
Составила девять дизайнов для украшения Большого Зала и с каждым из них ходила по пятам за ответственным профессором, требуя утвердить один из вариантов. А когда перо дергалось, Барбара, сведя брови, грозно вопрошала: "Это ваше окончательное решение?" После окончательного решения она додумывала новые детали, которые также требовала утвердить.
Самый большой конфуз, чуть не превратившийся в скандал, касался музыкальной части. Хор Сандерс категорически не нравился. Нет, ребята пели хорошо, но хор на молодежной вечеринке...Они же не в церкви, в конце концов! Бой с традицией она проиграла, но душу грела тем, что хор лишь открывал вечер. Списки музыкантов тоже требовала утвердить, но вот Джастина Бибера оттуда безжалостно вычеркнули. А ведь Барбс уже отправила сову деду с просьбой доставить несчастного маггла! Зато спустя почти неделю боданий и фырканья, гриффиндорка и ответственный профессор пришли к консенсусу по поводу музыкального оформления вечера.
Казалось бы, все, жди Рождества, но не тут-то было - у Барбары Мэй Сандерс куча дел, не всегда ее касающихся! Впрочем, стоило признать, что это она организовала работу студентов, разбила их на подгруппы, каждая из которых занималась своей частью, тем самым максимизировав эффективность общего труда. Также Сандерс сама занялась размещением музыкантов, откопала в завалах кухни домовика им в швейцары и, в общем-то, избавила многих от мелких административных дел. И наряжать всем вместе зал после обеда (хотя по ее мнению, стоило заняться этим раньше) полковнику Сандерс понравилось больше всего.

Уже начался первый танец, а Барбара так и носилась по углам зала в школьной форме, с торчащими во все стороны волосами, - она даже переодеться не успела. Все следила, чтобы не случился какой конфуз или рождественская свеча не упала в чью-нибудь модную прическу. Поправить ель, проследить, чтобы не кончился пунш, осведомиться, все ли в порядке у музыкантов...Даже стайка восторженных подпевал, увивающиеся за ней все это время, исчезли за час до начала.
- Кажется, все в порядке! - наконец  остановившись, выдохнула Барбс.
- Вы отлично постарались, дорогая.
- О, спасибо...ААаааа!
- Не за чем так орать, дорогая, - поморщилась женщина, платье которой представляло само воплощение стиля барокко.
И не только платье, но и все изображение портрета. Барбс не смогла подавить взвизг - она любила похвалу, но получать ее от говорящего нарисованного человека было жутковато. Гриффиндорка стояла в углу, прикрытая массивной шторой и елью, от которой не без помощи магии пахло морозной свежестью. Закуток образовывал собой небольшое закулисье, укромное, растекавшееся дальше вдоль стены, за столами с пуншем.
- Ну и где моя крестная фея?
Профессора Лонгботтома на горизонте не наблюдалось. Именно он был наречен крестной феей: Барбара справедливо полагала, что раз однажды он превратил ее туфли от Гуччи в пару дешевых кроссовок, то сделать из нее писаную красавицу тоже труда не составит. Тем более, работы не так уж и много. Однако, ни "феи", ни хотя бы волшебной палочки в зоне досягаемости - а ведь уже первый танец заканчивается...
Барбара Сандерс покачала головой. Фыркнула под нос. Пожаловалась портрету дамы-барокко на то, что умнее женщин созданий нет. И полезла под ель со своей стороны! На спинке стоящего под елью стула висело платье, заказанное в первую очередь еще на прошлой неделе, а у ножек стоял пакет с остальными деталями наряда.
- Кричите прям как я, если кто-то подойдет. Можете упасть негодяю на голову.
- С превеликим удовольствием, моя дорогая! - солидарно согласилась картина.
В розовое, как домик куклы Барби, короткое платье Сандерс влезла быстро. Уступила хор, но скрывать свои ножки в угоду традициям девушка не намерена! Аккуратный поясок с бантиком на талии, тройной слой из ткани, сетки и кружева - будь юбка пышнее, Барбс напоминала бы гигантский розовый пончик из воздушного теста. Заботливо подобранные аксессуары - цветочные браслеты на руках, маска на лице. Оставалось лишь натянуть туфли и сделать что-то с волосами. Решено было начать снизу, то есть с туфель. И вот с ними оказались проблемы - Сандерс за день ни разу не присела, отчего ноги распухли и теперь отказывались плавно и элегантно влезать в туфли. От упорства гриффиндорка села на стул - она натянет эти чертовы туфли чего бы это ей не стоило!
- Упс...
Правая туфля как-то нелепо соскользнула, загнулась и полетела в зал. Судя по звукам, попав то ли кому-то в грудь, то ли в бокал с пуншем.

[ava]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/01/d209f6f1e9ff70fe69302f1dc10bca0d.jpg[/ava]

платье

http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/01/fb10dab9cc9b38b5337c5a500c565233.jpg

Отредактировано Barbara Sanders (2017-01-12 10:20:59)

+4

9

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yVps1.png[/AVA]
- Чёртова мантия... я выгляжу точь в точь, как моя бабуля... хотя нет, она и то выглядит более стильно. Нда уж, - Наада глядел в своё отражение и не был даже разочарован или обижен, но еле сдерживал смех от этого зрелища. Он умел посмеяться над собой, а тут, поверьте, было над чем от души поржать. Нелепо старая ляпистая пушистая мантия даже не прошлого, но позапрошлого века, смотрелась на нём жутко нелепо. Явно не подходила по размеру, была слишком узкой в бёдрах и плечах, зажимая талию похлеще корсета. Смотрясь в облипку на нём так, словно он замотал на себе скотчем кучу пакетов из самых дешёвых супермаркетов в Бруклине, типа Fixprize и ему подобных. До колен, как старый халат кубинского мафиози. Торчащие из под неё брюки, рубашка, да и сами руки почти до локтя - просто вызывали всё новые и новые приступы истеричного смешка у Хаффлпаффца. Хорошо ещё его никто не видел из однокурсников, все давно ушли на маскарад, разодевшись, заранее продумав свои наряды А он то даже не думал туда идти, хотя и сказал Дамьену совсем другое. Просто был не в настроение и на то было много причин.
Вспомнив об одной из них, он быстро сменил улыбку на слёзы, что навернулись на глаза в одно мгновение. Он закрыл глаза ладонями, резко опустившись на корточки, так и не дав волю чувствам. Бабули. Его бабули больше нет в живых, до сих пор не верилось, до сих пор раны в душе кровоточили и терзали его. Он даже натянул этот нелепый наряд, так как именно бабушка прислала его ему, чтобы он надевал эту мантию, передающуюся из поколения в поколение в их семье (судя по всему ещё и только по женской линии, правда), если вдруг будет какой-то официальный приём. Как дань уважения ей, как что-то, что было связано с ней, как её подарок ему, каким бы глупым и неподходящим он ни был, ему это казалось ужасно важным.
- Она бы не хотела, чтобы я пропускал такие мероприятия и отгораживался ото всех... она даже сейчас приглядывает за мной наверняка, нельзя давать ей поводов волноваться за меня и в загробной жизни, - он громко шмыгнул носом и выпрямился, вытирая слёзы, которые так и не выступили на покрасневших глазах. Трудно было собраться... ещё труднее было вылезти из этой жуткой мантии. Он потянулся к палочке, всё так же смиренно лежащей на тумбочке подле его кровати, но резко отшатнулся и с опаской обернулся за спину. Тишина. Никого. И всё равно он испугался своей неосторожности.
31 октября, в Хэллуин, Самаэль Авон Бальво отнял его магию на глазах у большей части студентов Хогвартса. Это знали все - от учеников с профессорами, до авроров с людьми из Министерства Магии - он потерял свою магию. Но чего они не знали, так это то, что спустя всего пару месяцев от этого страшного события, пока он переживал свою жизнь в роли маггла и организовывал похороны своей бабушки, что он обрёл свою магию вновь. Что он снова повстречал Бальво, но уже не как врага, а ново обретённого союзника, пастыря своей заблудшей мечущейся в агонии души. Он перешёл на его сторону, приняв все условия без сопротивления. И он не умолял, не просил вернуть ему его магию обратно, но тот и без того это сделал. Но об этом никто не должен был знать, иначе его, как союзника, как сообщника этого преступника, посадят за решётку. Не знала об этом ни одна живая душа, он хранил эту тайну строго, даже от Дамьена, хотя так часто он порывался... ведь когда он потерял всё, только он был рядом, только он помогал ему, поддерживал, у него никого и ничего не осталось, кроме его лучшего друга. И всё же... стоило ли так рисковать? сможет ли остаться Дамьен на "его стороне" даже сейчас? Этот вопрос терзал его очень давно.
- И, кажется, пришла пора узнать ответ, - вдруг резко решил для себя Мика, хватая с тумбочки волшебную палочку. Ещё раз проверив не осталось ли кого спать в этот вечер в спальне барсуков, он наколдовал себе вместо мантии строгий чёрный мужской классический костюм. А так же не забыл про маску. Вот теперь он выглядел сногсшибательно, теперь он был готов посетить бал. Как и был готов для серьёзного и очень не простого разговора с Дамьеном. Придётся решить, что делать, если он не примет новую "компанию друзей" Наады. Стереть память, свести всё в шутку... быть может даже убить? Ведь дело не только в нём одном, под угрозой может оказаться Бальво и всё его такое великое дело. Но не сможет же он убить Дамьена... только не его. Но и молчать дальше он тоже не мог. Пришла пора... принимать взрослые трудные решения и он был как никогда готов. спрятав свою палочку в рукав пиджака, под манжеты чёрной рубашки, он захлопнул дверь в спальню для мальчиков Хаффлпафа. Там сейчас стоял мальчишка - растерянный, разбитый, потерянный, но вышел настоящий мужчины - уверенный, стойкий, самый настоящий мужчина.

Потрясающе. Большой Зал было не узнать, хотя, казалось бы, что за семь курсов обучения в Хогвартсе, Мика видел его ЛЮБЫМ. Но сейчас не было привычных столов в строгие ряды выставленные ровно по центру, гербов факультетов над головой и даже те украшения что были, были расставлены совсем по-другому. Прямо чувствовалось, что этим Рождественским Маскарадом занимался кто-то новый, со свежим взглядом на привычные, даже уже слишком устоявшиеся и устарелые традиции Хогвартса. Это, признаться, радовало глаз, от чего Наада, вошедший в просторное и светлое помещение Зала, где уже было полно народу, вертел без конца головой в разные стороны. Это сразу выдавало его растерянность, а слепящая улыбка, пусть хоть десять раз зачарованная, да шоколадная лысина, выдавали в нём именно Нааду. Темнокожих студентов в Хогвартсе было не так много, а уж высокого массивного Хаффлпаффца, как Наада - точно не найти. Так что многие подходили к нему, здороваясь по имени, смеялись и так же скоро исчезали. Наада больше половины из подошедших к нему товарищей не признал вообще, но не сознался в этом, конечно. Он провожал их взглядом до последнего, пока они не растворялись в толпе танцующих, как будто надеясь по затылкам их узнать. Но рано или поздно приходилось сдаться, усмехаясь и пытаясь найти своё место на этом празднике жизни. Танцевать ему не хотелось, еда тоже не лезла в глотку, да и напиваться он не ставил в цели сегодняшней ночи. Так что с одним и тем же бокалом, бесцельно бродя вдоль выстроившихся пар и ломящихся от яств столов, он по маленькому глотку опустошал его.
Кто-то наступил ему на ногу и на мгновение показалось, будто это был кто-то знакомый. Он понял это по запаху, словно дышал им много лет. Гораздо больше, чем проучился здесь, чем продышал вообще. Прикрыв глаза, он повёл носом по "следу", но источник этого запаха уже исчез.
- Готов поклясться, на секунду но рядом был Дамьен... глупость какая, я ищейка что ли, по запаху его пытаться узнать? - отшутился он сам про себя, снова ныряя носом в свой бокал. И, обведя ещё раз взглядом зал, полный людей, он отчаялся найти кого-то действительно знакомого для себя и ушёл к окну. Отодвинув штору, встал там, глядя наружу.
- Ну где же ты, Дамьен? - бокал опустел.

+4

10

Рождество.. Макензи не особо любил этот праздник и суету, которая его сопровождала. Для него это был совершенно обыденный день, только все вокруг носились, как ужаленные в пятую точку псы, а по ТВ устраивали марафон старых фильмов. Скука. Даже в Хогвартсе все буквально дышало приближающимся праздником. Особенно в этом году, когда руководство школы решило провести мероприятие, по скуке сравнимое только с детским утренником, - рождественский бал-маскарад. Классическая музыка, потолки, увешанные гирляндами, шуршание платьев и неудобные костюмы. Еще и лица, скрытые масками. Впрочем, на этот вечер у Макензи уже был разработан гениальный план. Это был их последний рождественский бал в Хогвартсе, так почему бы и не устроить настоящее веселье?
Его друзья-гриффиндорцы восприняли идею воодушевленно. Оуэн заранее приобрел ингредиенты в хогсмидской лавке, потратив добрый галеон, и к празднику у него уже были готовы несколько зелий, которые можно было подлить кому-нибудь в пунш. Задумка была простой: чем больше народа будет странно хихикать/смеяться/икать и далее по списку, тем веселее будет шоу, которое им предстояло. Алкоголь же закупили его друзья, и должны были пронести, разлив в небольшие зачарованные флакончики, купленные в Лютном.
Они встретились в одном из пустых кабинетов на третьем этаже за час до начала бала. Несколько гриффиндорцев, парочка хаффцев и один темноволосый рейвенкловец. 
—Все здесь? - Оуэн деловито оглядел присутствующих, - в общем, чудесный набор зелий, естественно моего производства. Разбирайте, - маленькие пузырьки пошли по рукам и спрятались в карманах брюк, смокингов и парадных мантий. Следующими разобрали алкоголь. Главное, не перепутайте. 
—Повеселимся? - хмыкнул Макензи, глотнув огневиски, -Мм, хороший выбор. Кто брал? Красавчик, - парень треснул по протянутой ладони,а затем предупредил всех, серьезно посмотрев на каждого,- Так, если кто проболтается - тому не жить.
Ропот мальчишек был ему ответом. Кто в своем уме будет рушить веселье? По одному собравшиеся ретировались, Макензи тоже поспешил прочь - ему еще предстояло поймать у подземелий свою даму. Симона, должно быть, уже его ждет.
Еще совсем недавно рейвенкловец и не думал, что на этот бал пойдет не один. Но компания действительно была одной из приятнейших. Оуэн улыбнулся своему отражению, завязывая маску. Интересно, кто придумал эту легенду, что люди неузнаваемы в этих чертовых кусках пластмассы и ткани? Хотя, может, дело в чарах? - парень критично оглядел себя, ему хотелось в коем-то веке выглядеть прилично.
Маску он выбрал себе простую черную, без единого узора. Костюм так же был без лишних изысков: черная рубашка застегнутая на все пуговицы, из под ворота которой стрелой торчала татуировка-перо, черный пиджак, небрежно расстегнутый, и слегка зауженные черные брюки, образ завершали до блеска начищенные ботинки. А вот галстук Макензи проигнорировал, не желая затягивать "эту треклятую удавку" на своей шее.
Он направился в сторону кухни и гостиной Хаффлпаффа, чтобы лично сопроводить Аксель на бал. Рейвенкловец не видел ее со вчерашнего вечера, и ему отчего-то казалось, что девушка вдруг может отказаться идти вместе с ним на этот чертов маскарад. Впрочем, юноша попытался отогнать ненужные сомнения, решив сосредоточиться на том  веселье, что они планировали с друзьями. Оуэн боялся, что опоздал, ведь девушки не оказалось у входа в гостиную, однако вскоре дверь скрипнула, и Мона вышла в полумрак коридора.
Она была прекрасна в своем бальном платье, и пусть лицо ее было скрыто под маской, он узнал ее. Ее волосы, на этот раз уложенные волнами, ее солнечную улыбку. Макензи улыбнулся в ответ и протянул подруге руку:
—Кажется, мне сегодня будут все завидовать. Особенно, - парень сделал паузу, попытался вспомнить, как звали того гриффиндорца, -Трэвис? Теодор? Томас? Он взял маленькую ладошку девушки и мягко поцеловал, затем позволил взять его под руку. Сам же, словно другими глазами, рассматривал Мону, -Ты прекрасно выглядишь, -парень улыбнулся и повел свою подругу в Большой зал, где уже практически все собрались, готовые сорваться в первом вальсе вечера.

внешний вид+маска

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/564x/c4/ec/83/c4ec83c01a7a7f484567cf91fb66d504.jpg
http://www.samanthapeach.co.uk/media/1top25masksnewimages/mens-black-masquerade-mask.JPG

оформление ава позже

+2

11

[ava]https://pp.vk.me/c637618/v637618570/2c032/_oKRy9hOi3M.jpg[/ava]
Лили в свете новых событий, которые затронули почти всех старалась вернуть улыбки на лица друзей. Порой казалось это невозможно, ведь печальные события тронули каждого. Поттер ждала бала, ведь что может поднять настроение как праздничный вечер. Да это не просто бал, а маскарад, где каждый, скрываясь за маской, может вдоволь потанцевать с незнакомцами, отлично провести вечер и скрыться так же, как и пришел. Луна даже придумала как бы хотела выглядеть в этот вечер. Во-первых никаких платьев! Девушка не чувствует в себе женственность, которая требуется, чтоб носить платья. Она с детства привыкла проводить время в компании братьев, а в школе как глава банды сорванцов, так что от женственности осталась походка и прямая спина – все остальное кануло в Лету. Во-вторых девушка решила косить под мальчиков. Костюм, бабочка, маска и тугой хвост. Вот только всю идею обламала мама, которая прислала платье и не оставила возможность воплотить свои мысли в реальность. Девушка была вынуждена одеть платье и помимо ненавистного платья – туфельки.
За день до балла комнаты девушек начали напоминать комнаты перед показами мод. Девушки кучковались в комнатах и наносили друг другу макияж, примеряли платья, делали прически и остальные прелести подготовки. Лили же пыталась не попадаться на глаза подругам, но в итоге в её комнате её и словили, заставили пройти ненавистную подготовку к балу. Девушка наверно впервые осознанно разрешила «разрисовать» себе лицо косметикой. Когда же пыл соседок прошел и они оставили Лилз в покое, Поттер спаслась бегом, вернувшись в комнату уже только глубокой ночью, когда подруги уснули. И это казалось пыткой? Тогда даже представить Луна не могла, что следующий день собой скрывает.
Девушки очень волнуются перед тем, чего ждут. Особенно бал, почувствовать себя принцессами на чудном балу. Лили же радовалась, что волнение отступило и наконец-то за долгое время в воздухе витала атмосфера праздника, а не слез. Девушки перешептывались о нарядах, косметики, масках… Луна не испытывала к этому ничего кроме как скуки.
Вечером же она разрешила девчонкам вновь нанести макияж и красиво уложить рыжие волосы ниспадающим каскадом, и уж тогда девушка надела свое платье. Легкое словно сшитое из грозовых туч, черное платье спадало до самого пола, даже то, что девушка была на каблучках, ничего не решало. Платье было настолько нежное и воздушное, что можно было поверить в сказку и принцев и принцесс и даже счастливое будущее. Вышивка на поясе и на рукавах придавала платью некой женственности той, на которую была не способна Луна. В платье она казалась старше, женственней, прекрасней. Рыжие волосы зачёсаны на одну сторону и слегка закручены в большую волну. Довершением стала маска. Она была неплотная, лишь множество тонких нитей свивающихся в одну форму с прорезями для глаз.
Лили в своем наряде совсем не похожа сама на себя, да и чувствовала она себя по другому. Её подруга вручила небольшой клатч, дабы партизанка Поттер не взяла портфель.
- Может не идти? – рассматривая свой внешний вид, Лили разволновалась.
- Ну уж нет!!! – возмутилась Рид, которая в общем-то и собирала подругу. – Если уж я иду, то ты тем более поднимешь свой зад и пойдешь туда!
От такой разъярённой подруги проще в гроб прыгнуть, чем попробовать противиться. Лили засунула свою палочку в «недосумочку» и с гордым видом поплыла к Большому Залу, где и проводилось торжество. На входе девушка вновь испытала неуверенность, ведь как бы не пыталась она казаться храброй - в такие моменты ей нужна вся сила для свершения поступка. Лили сжала шлейку клатча и вошла внутрь к толпе знакомых девушек из соседних комнат.

Платье

https://pp.vk.me/c637618/v637618570/2c039/h3yWNvWwzMY.jpg

+2

12

Рождество. Впереди веселье и праздничный бал. Казалось бы, настроение должно быть превосходным или хотя бы приподнятым, но как только заходишь в хаффлпаффскую спальню, то сразу чувствуешь легкое напряжение. Зои со мной не разговаривала с того момента, как узнала, что произошло в Хогсмите. Как только девушка ловила на себе мой взгляд, то демонстративно обиженно надувала губы и вздергивала вверх подбородок, изображая, что она занята чем-то чрезвычайно важным и и ей совсем нет никакого до меня дела. Я знала, что после бала Смитт отойдет и продолжит щебетать за завтраком, как ни в чем не бывало, просто ей нужно дать время. А пока я с усмешкой поглядывала в ее сторону и терпеливо ждала, когда лед тронется. И уже через какой-то час подруга увлеченно помогала мне закручивать локоны в прическу и без умолку рассказывала о том, как она встретила очаровательного мальчика с Гриффиндора, который подошел бы мне еще больше, чем Томас. Возражать не было никакого смысла, поэтому мне оставалось только прикрыть глаза и думать о том, что скоро все это закончится.
В памяти всплывает эпизод моего спасения, растерянный взгляд Томаса и довольная усмешка Оуэна. Я часто прокручивала в голове этот момент раз за разом, словно именно тогда случилось что-то важное. Впрочем, так оно и было. Если бы не внезапная встреча с Макензи, кто знает, может, мне пришлось бы провести Рождество в компании школьного хора на сцене, либо, упаси боже, приставучего гриффиндорца.
Погрузившись с головой в размышления, я на автомате надевала платье и отвлеклась лишь тогда, когда увидела в зеркале свое отражение. Смотревшая на меня девушка, чье лицо сейчас было прикрыто белоснежной маской, была мне незнакома. Взгляд тут же остановился на плечах. Они были открыты и беззащитны, даже слегка угловаты, что давало невольную ассоциацию с распахнувшей свои крылья птицей. Хрупкую шею обхватывала золотая подвеска с переливающимся обрамленным хрусталиком, как отдельный предмет одежды. Два острых уголка покоились на выступающей линии ключиц, отливая в свете свечей. Их огоньки отсвечивали в камушках, усыпающих ткань, бросая лёгкие изумрудные блики на обнажённую, будто бы светящуюся матовым светом кожу. Ткань обхватывала небольшую грудь, обтекая талию и спускаясь прохладным серебром почти до колена. Вниз же спадало светлое марево, которое было скорее всего не материей даже, а просто подсвеченным воздухом, ничуть не скрывавшим татуировку на лодыжке, так дерзко выглядевшую на фоне праздничного одеяния. Когда изо дня в день прячешься под темной мантией, образ примерной школьницы становится обычным шаблоном, вырваться из которого было не просто приятно... словно освобождаешься от оков и даешь легким наконец-то полностью наполниться свежим опьяняющим воздухом.
Зои уже скрылась за дверью спальни и кокетливо махнула мне рукой на прощание с ехидным пожеланием хорошо провести вечер. Иначе быть не могло. Еще раз повертев в руках заветный конверт с приглашением на бал, улыбаюсь краешком губ. Кажется, я немного опаздываю...

Чем ближе я приближалась к двери, ведущей в коридоры Хогвартса, тем быстрее разгонялось сердце. А когда я увидела Оуэна, клянусь, оно пропустило несколько ударов. Его несложно было узнать, даже будь мы в окружении сотни учеников в Большом зале. Волосы цвета вороньего крыла, искренняя улыбка, длинные пальцы художника и, конечно, слегка выступающее перо из-за ворота рубашки. Оуэн выглядел, как сошедший с обложки сказочный принц, в которых обычно поголовно влюбляются все девочки. Лишь бы самой не ступить на эту опасную дорожку.
Макензи воспользовался моментом припомнить мне мой ночной кошмар, на что я лишь покачала головой и тихо рассмеялась. - Я надеюсь, ты припрятал где-нибудь амулет от сглаза, - не отрывая взгляда от юноши, я заботливо отряхула с его плеч несуществующие пылинки, но неожиданно он перехватывает мою руку, а потом... меня словно ударило током. Мягкие губы, коснувшиеся тыльной стороны ладони, принудили то самое сердце упасть. Сорваться и покатиться вниз. Мне оставалось только прятаться за смущенной улыбкой так, как я банально уже делала сотни и тысячи раз. Опять. Снова. Защитная реакция на те чувства, которые пока мне неизвестны...
- Спасибо, Оуэн, - голос прозвучал твердо и серьезно. Не знаю, заметил ли Макензи, как изменился мой взгляд, но в этот момент я благодарила его не только за адресованный мне комплимент. В этом "спасибо" была радость от внезапной встречи, торжественного и такого неожиданного спасения, признательность за то, что всегда могу положиться на дружеское плечо и еще множество вещей, для перечисления которых, мне не хватит пальцев.
Оказавшись в Большом зале, я на миг замерла от его красоты, а от пестроты бальных платьев девушек искрило в глазах.
- Поговаривают, что маски на балу заговоренные и никто друг друга не узнает. Как думаешь, мы с тобой сжульничали? - переглядываюсь с Оуэном и широко улыбаюсь. За ничего не значащими словами уволакиваю юношу в самый эпицентр событий, потому как праздничная музыка уже набирает обороты и принуждает молодую кровь пустится в танец. - Тебе не удастся отвертеться, - шепчу тихо на ухо, привстав на цыпочки и кладу ладонь на острое плечо друга. Мне ли не знать, как мальчики не любят вальсировать. Но когда еще я смогу позволить себе такую маленькую шалость?

+2

13

С тех пор, как на Хэллоуин в Хогвартс наведался Бальво, Скорпиуса преследовал нескончаемый кошмар.
Кошмар назывался "Отец - член попечительского совета школы".
Пользуясь этим высоким статусом, Драко появлялся в Хогвартсе примерно раз в неделю, расхаживал, как у себя дома, шпынял дежурных авроров и пристально наблюдал за сыном - учись хорошо, Скорпиус, веди себя прилично, Скорпиус, не ругайся с однокурсниками, не доводи декана, не шевелись, не дыши. Скорпиус старательно делал вид, что не нарывается на неприятности, прятал под матрасом свои маггловские книжки и носил личину самого приличного чистокровного мальчика, которого видывал свет. На все его робкие предложения "а не оставить ли тебе, папа, меня в покое" он получал решительный ответ - "ты мой единственный сын, и я не переживу, если с тобой что-нибудь случится".
Все чаще Скорпиус подозревал, что подобные проверки не переживет как раз он - ведь, если верить отцу, он только и делал, что исправно позорил фамилию. Но до серьезной взбучки дело не доходило. Отец, поохав и поахав, ограничивался родительскими наставлениями, жаловался на расшатавшиеся нервы, подкидывал ребенку какой-нибудь подарок вроде нового пера и отчаливал к своим министерским обязанностям, чтобы вернуться на следующий выходной и снова играть роль строгого папаши.
Перед рождественским балом Драко опять появился в школе, одарил сына серебряными часами на цепочке и отцовским благословением и провел детальный инструктаж, как ему следовало выглядеть и вести себя на грядущем школьном балу. Парадная мантия, обувь и маска к инструкциям прилагались.
- Ну, пап, ну может не надо, - ныл Скорпиус, не без удивления отмечая, что в зеркале он смотрится очень даже ничего. Чувство стиля в их семье передавалось по наследству и не иссякло даже на нем. - По-моему, я буду выглядеть смешно.
- Смешно - это чистокровный волшебник в маггловских отрепьях, - решительно заявил Драко, презрительно рассматривая домашнюю футболку Скорпиуса, валявшуюся на кровати. - А ты будешь выглядеть как Малфой.
А не как обычно, - почти добавил он, но вовремя осекся. Одним из его рождественских обещаний было не критиковать сына слишком сильно.
Спорить с отцом Скорпиус не хотел - он знал, чем заканчиваются его невинные возражения, а ругаться с любимым папочкой накануне праздника было как-то не по-человечески. Он глубоко вздохнул и сообщил, что доволен собственным обликом и постарается не слишком облажаться, хотя куда больше ему хотелось плюнуть на эту рождественскую кутерьму и залечь в опустевшей спальне с очередной бесполезной книгой.
- Вот и славно, - подытожил отец. - Извини, не могу остаться на сам бал, должен присутствовать на обеде в честь праздника в Министерстве.
"Слава обедам в честь праздника в Министерстве", - думал Малфой, когда позеленевшая фигура отца исчезла в камине.
И хоть Скорпиус до последнего не хотел идти на бал, у него все же был запасной план на случай, если придется. Малфой вытащил из-под подушки смятый бумажный пакет и стащил маску - вот еще, не хватало выглядеть, как типичный чистокровный фанфарон.
- Прости, папа, - усмехнулся он, глядя на свое новое отражение.
Если бы Драко его видел, то свалился бы с сердечным приступом.

Скорпиус вычитал об этом в "Занимательной истории магглов современности" - когда хочешь бросить вызов общественности, натяни на себя бумажный пакет. Почему изысканные людские сборища питали такую неприязнь именно к бумажным пакетам, он не понял, но идея ему понравилась. Теперь Малфой разглядывал собравшихся сквозь две прорезанных дырки и чувствовал себя куда лучше, чем если бы пришел в какой-нибудь карнавальной маске.
В конце концов, одна из целей маскарада - остаться не узнанным. А в любой, даже зачарованной, маске его светлая малфоевская макушка выдаст его на раз-два.
В остальном он все же учел приличия - на нем был выходной темно-серый костюм, такого же цвета мантия и черная рубашка с какими-то едва ли не геральдическими пуговицами. Подаренные отцом часы Скорпиус тоже взял с собой, но потом заметил, что они подписаны его инициалами и запихнул их в самый дальний карман, чтобы не вытащить при всех ненароком.
Пакет, между прочим, тоже был качественный. Им Малфой разжился еще летом в одном из супермаркетов здоровой еды, куда зашел исключительно из любопытства - в той же "Занимательной истории" была целая глава о странных привычках магглов, среди которых числилась любовь к какому-то совершенно мудреному экологически чистому питанию.
Удручало во всей этой затее только одно - Роуз, наверняка одетая как Кембриджская герцогиня, вряд ли захочет танцевать с парнем, одетым как список покупок. И все-таки Скорпиус старательно высматривал ее в толпе - кто знает, вдруг она оценит его выходку.
[AVA]http://s9.uploads.ru/t/wqG17.gif[/AVA]

Отредактировано Scorpius Malfoy (2017-02-21 13:59:27)

+2

14

Для кого-то Рождество значило близящиеся каникулы, праздники и веселье в кругу семьи. Кто-то обязательно отправится отогреваться в теплые края, а кто-то наоборот насладится не столь многочисленным снегом в Великобритании. Кому-то по душе погостить у школьных товарищей, так как даже минута разлуки с друзьями кажется вечностью. Для Катарины Роули Рождество - это...Дайте-ка, подумать. Что такое Рождество для этой странной девочки? Верно - это всего лишь очередной скучный день. Свои подарки от родни она получит завтра. Наверняка это будет какая-то девчачья безделушка, выбранная матерью и записка о том, как они "жалеют", что вынуждены отправиться куда-то заграницу без неё. Конечно же они никак не могли дождаться ненаглядную дочь - дела зовут.  Поэтому каникулы она, как и те немногие "счастливчики", кому так же повезло, проведет в стенах Хогвартса. Радоваться тому или нет - она не знала, поэтому предпочитала вести себя как обычно - плевать на все с высокой башни. А вот бал в школе она посещать никак не собиралась, даже платье, полученное посылкой от родителей, распаковывать не собиралась. Там без сомнения было какое-то легкое противно-розового цвета тряпье, над которым девушке предстояло бы часа два колдовать, дабы перекрасить да подкорректировать крой. Однако этим утром она все же переборола себя и решила хоть глазком взглянуть, чем бы таким удивила её мать в этом году.

А удивила она её настолько, что даже на бал захотелось пойти. Ну так, чисто чтобы скрасить свои серые будни. Платье, доставленное совой, никаким образом не напоминало то, что свойственно её родителям присылать. Ну во-первых, оно было чёрным. Катарина даже воздухом поперхнулась, доставая наряд. Ну, если быть точнее,оно было черно-белым. Еще лучше то, что оно было отдаленно похоже на то, что привыкла надевать юная девушка-гот. Над таким даже колдовать не стоило. Надевая платье, мисс Роули не могла скрыть на обычно беспристрастном личике удивления. Наряд был облегающим, открывающим плечи, с хаотичными горизонтальными полосами. Над зоной декольте - вставки из полупрозрачной черной ткани. Дивное платье, как для такой нетипичной представительницы высшего общества. Единственным, чем всё же решила "освежить" это платье Катари, были белые ленты, которые она с помощью магии добавила по бокам от бедер и вниз от зоны декольте. Теперь все казалось идеальным - шнуровка из лент была как нельзя кстати. Слизеринка потянулась в посылку от родителей и обнаружила там записку от матери:
"Но не думай, что я одобряю твой вкус в одежде.
Веди себя достойно,
Мама.

Вот так вот. Ни одного любезного слова, как, впрочем, и всегда. Роули пожала плечами и недовольно фыркнула - ей никогда не нравилось получать такие вот своеобразные напоминания о том, что родители у неё все-таки есть. Откинув записку в сторону, Кэт достает маску для бала. Никаких вам заморочек с прической или макияжем - она не любит изменять себе и своему традиционному виду. Маска её - это не слишком широкая гипюровая линия чёрного цвета с неброским узором. Отлично прикрывает глаза, особых трудностей для зрения, на удивление, не создает. Вот и вся подготовка к балу. На который можно было бы и не пойти. Но с чем черт не шутит? Ей будет одинаково нудно что тут, в гостиной факультета, что на балу. Выбор сделан, и слизеринка покидает подземелья. Вряд ли кто-то вообще поверит, что она заявится на полное народу празднование Рождества. И вряд ли привлечет чье-то внимание в своем не притягивающем взгляды платье.

По какому-то мерзкому стечению обстоятельств, в зале было чрезвычайно много девиц в черных платьях. Она уже успела пожалеть, что пошла на этот треклятый бал. Кто-то уже кружился в вальсе к приходу мисс Роули, кто-то стаптывал туфли в уголках этого огромного помещения. Кто-то же налегал на напитки, хоть наличием алкоголя там явно и не пахло. Слизеринка, бредя сквозь толпу людей, уже ненавидела всех и вся - вокруг лишь мерзкие людишки, получающие удовольствие от банальных танцулек в то время, как вокруг по всему магическому обществу творился хаос. Задел хаос и Хогвартс, но как всегда по-идиотски оптимистичное руководство решило снять напряжение со своих учеников путем празднования Рождества.
- Нашли время, - проворчала Катари, беря в руки бокал с пуншем и ускользая в тень. Не то вдруг кто-то увидит и каким-то магическим образом уловит во мрачной незнакомке черты вечно презирающей весь мир Катарины Роули. Не хватало еще разговаривать с кем-то. Она и так пересилила себя, придя на бал. Больше подвигов совершать не хотелось. Оставалось лишь наблюдать за толпой развлекающихся студентов и ждать окончания сего "праздника жизни". Ну хоть пунш ничего так.

платье + маска

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/b6/39/f4/b639f41e0d17ac03fc4fe2a4e9778a35.jpg
http://sh.uploads.ru/67JUe.jpg

Аватар пока без оформления

+1

15

Больше всего Райан ненавидел чувствовать себя добычей. Кто-то может и мог мириться с этим ощущением, но не он. В данный момент, это было его слабостью, которая выбивала из привычного образа жизни, заставляла ошибаться, была причиной не свойственных Бирну поступков. Мир менялся прямо на глазах. История создавалась с такой скоростью, что можно было слышать скрип перьев по бумаге - архивариусы спешили успеть записать все, до мельчайших подробностей. А пока архивы Министерства с поражающей скоростью теряли в себе свободное место, маги и магглы, и Ворон вместе с ними, могли лишь беспомощно наблюдать за происходящим. В силу характера, мужчина не бросал все на самотек, не ждал, пока сильные мира сего что-то решат. Райан считал себя далеко не последним человеком в Великобритании, магической и нет, и оспорить этот факт было сложно. Ситуация буквально требовала от него каких-то поступков, решений. Хоть чего-то. Бирн никогда не думал о обязанностях, которые накладывал на него его статус, но в нынешнее время отмахнуться от них просто не мог. Дело было не только в Кари, которую надо было как-то защитить, но и в людях, которые, черт бы их побрал, верили в него и ждали от него чего-то сверхъестественного. Именно в такие критические ситуации подчиненные могут видеть, верно ли выбрали сторону. И поводов для сомнений своим людям Райан давать не собирался. Сплетя воедино эти две потребности, он оказался в Хогвартсе. Не просто как сторонний гость, а как навязчивый посетитель, вытребовавший себе кусочек местных событий. Как бы сильно местные старики и не очень ни были против незнакомца в рядах охраны замка, Ворон уже давно все решил сам и действовал на свое усмотрение, не забывая, конечно, и о тех делах, которые все-таки ему доверили.
Сегодня он был одним из тех, кто хранил покой Большого зала. Старался не выделяться, не привлекать к себе внимание, и думал о том, что слишком много вокруг людей в масках. Разве это такая уж хорошая идея для магической школы, барьер которой рухнул, завещав той стоять без защиты? Бирн много хмурился, лавируя между студентами. Полы костюма изредка возмущенно шуршали, но в общем народу было не так уж и много. Это успокаивало, немного сбавляло общее напряжение. В иной момент Райан бы не упустил возможности оценить платья дам, отпустить пару колкостей в сторону кавалеров, но сегодня он был мрачнее тучи, несвойственно задумчив. И наблюдателен. Цепкий взгляд, слишком сосредоточенный и внимательный, скользил по рукам гостей вечера, по их одежде, лицам, готовый в любой момент заметить любую подозрительную мелочь. По пути в зал мужчина уже успел довольно грубо отчитать одного из студентов за то, что тот бездумно шастал один по пустому коридору, и мрачное настроение после этого события стало еще паршивей - срываться на нравоучения подростков Ворон в своей жизни не планировал. Тем более, что легче от этого не стало. Он надеялся перехватить на вечере Кари, но девчонки нигде не было видно. Да и сложно опознать ее среди пусть и небольшого, но все же разнообразия женского пола примерно ее возраста. Пару раз мимо пробегали похожего типажа девчонки, но стоило заглянуть в их глаза, серые и зеленые, и становилось очевидно - это не его малышка.
Танцы, еда, негромкий гомон... Этот праздник казался слишком тихим, слишком искусственным, но по попыткам студентов шутить и поддерживать общее настроение, можно было сказать, что они старались. Те, кто пришли, конечно. Ворон же пока просто продолжал изображать из себя тень, угрюмую и молчаливую. Чуть позже, если все будет хорошо, можно будет пригласить кого-нибудь из дам на танец. Но сейчас Райан просто хотел убедиться, но это забытое Министерством место не намерено взорваться безостановочной чередой мрачных событий.

[ava]http://s019.radikal.ru/i609/1703/80/c6ffd3ed0a51.jpg[/ava]

+1

16

[ava]http://funkyimg.com/i/2qnM8.jpg[/ava]
Патриша не особо любила какие-либо праздники, причиной тому служило то, что в её семье если и были подобные дни, то исключительно - показательные. Хортоны не имели привычки отмечать в скромном семейном кругу, им требовалось чтобы все знали - какая прекрасная и благополучная у них семья, «пускать пыль» в глаза окружающим было что-то вроде хобби. Естественно, что это оставляет свой отпечаток – вечно натянутая Пэт улыбка на лице, но абсолютно потухший взгляд, смотрящий куда-то вдаль.
Этот вечер не стал исключением из правил. Пат скорее предпочла бы общество праздничных угощений и напитков, но чертовы традиции, особенно почитаемые в Хогвартсе и за его пределами, не дали девушке заполнить желудок до отвала. Как и полагается, Триша подготовилась к празднеству заранее, заказав платье у одной известной среди волшебников портнихи. Славилась эта дама своими причудливыми решениями изготовления ткани из кожи саламандры или же использования крыльев пикси вместо обычных бантов. Может показаться, что это незаконно и местами даже жестокое обращение с волшебными существами, но как утверждает сама женщина – ни одно существо не пострадало, все изготовления делаются из уже мертвых зверей. Другой вопрос – откуда она берет эти самые трупы? Возможно, когда найдут явные доказательста её вины, она будет наказана по всей строгости закона, но пока этого не случилось Хортон не растерялась и прикупила у неё черное платье средней длины без бретелей. Поговаривают, что низ платья от бедер до стоп, сделан из остатков чешуек самого Гебридского черного дракона. Если внимательно присмотреться, то все слухи об изделиях начинают казаться черным пиаром, потому как такой материал обошелся в куда более большую сумму, да и самом по себе это напоминало дизайнерскую вуаль обсыпанную блестящими кристаликами. Черные лакированные туфли на шпильках подстать тематике платья, но без лишних изысков. Маска была подобрана скорее под повседневный вид под названием – «зайка Хортон вышла на охоту», закрывающая половину лица темным кружевом. Конечно же это всё шутки, но как еще выделиться среди толпы, если не длинными ушами, не будем включать в расчет Забини. Из под маски же проглядывалась укладка с крупными локонами. И завершающий штрих - красная помада на губах, подчеркивающая образ главной кокетки сегодняшнего вечера.
Бал-маскарад на то и придуман, что заранее не знаешь с кем ты встретишься. Хортон решила для себя сегодня хранить молчание и быть особенно осторожной, кто знает, вдруг кто-то из защитников магглов рыскает в поиске Орденовцев. Девушка полностью отдалась манящему круговороту танца и четко следовала ритму вальса, как её учили воспитатели в не столь далекое время. Она изредка прислушивалась к словам, которые ей шептали на ухо, но не могла ничего различить из-за громкой музыки.

платье

http://funkyimg.com/i/2qnPi.jpg

Отредактировано Patricia Horton (2017-03-22 02:39:08)

+1

17

[ava]http://s4.uploads.ru/t/ef7Oz.jpg[/ava]
Раз-два-три, раз-два-три — пренебречь, вальсируем.
О эта чудесная предпраздничная лихорадка, ажиотаж и волнение, которые все так дружно подхватили: когда мир катится к черту, главное - делать музыку громче, и тогда есть шанс вовсе не заметить его гибели.

Каждой Золушке мечтаниям поехать на бал, и вряд ли Ее заботит то, что единственный повод для балов в этом королевстве чума. Да и так ли уж стоит ждать эпидемии, если приглядишься, и понимаешь: господи, да тут же все поголовно больные.

Но это не повод избегать контакта, уходить в карантин или слишком громко болтать за завтраком в пользу того, что все эти пляски есть повод вроде как позабыть о собственной некомпетентности и бессилии — ведь остались куда более насущные темы, ведь остались чьи-то безвкусные платья, которые ещё не обсудили (наступая на горло своей порядочности, и вроде как испытывая определённую рефлексию, потому что ну, не всем ведь повезло

(обладать красотой на грани смерти от анорексии, мозгами и повадками хладнокровной бездушной рептилии)

носить платья от как-там-его-я-не-помню (имя), как бы демонстрируя, что все это мирское, и что на самом деле удивительно терпима и к дерьмовым шмоткам, и к тем, кто не отличается особой чистотой крови — это нравится им, и можно уверять себя, что на самом-то деле всегда хотелось быть в центре внимания, хотелось нравится и и чтобы как-то обожали и любили

(счастье для нищих выглядит так, и можно было бы даже принять, но ведь по натуре-то до одури брезгливая)

за все это выставленное напоказ, выученное и от того - почти не фальшивое, а то и убедительное — у кого-то маскарад как нечто волнительное, а у кого-то он просто в нон-стоп режиме.

Раз-два-три, пренебречь - вальсируем.

Вообще-то Анне нравится — она даже чувствует что-то похожее на возбуждение, когда разворачивает шуршащую бумагу и касается пальцами тяжелой ткани вечернего платья, присланном матерью — что-то слишком вычурное, чтобы просто так можно было купить в магазине, что-то больше похожее на броню, что-то тошнотворное и притягательное, как горящие нефтяные пятна, как тяжёлый дым от горящей резины (на самом деле, Анне плевать на экологию и вымирающие виды хороших зверят и хороших людей, иногда она думает, что было бы круто вылить в Озеро канистру бензина).

Раз-два-три, маскарад - это очень даже не плохо, если не опошлять — кто-то видит в этом отличную возможность побыть не-собой, а вот Анна может наконец не быть кем-то другим

(нутрь зверя страшнее его оболочки, но кому важно его нутро, если в качестве манто зверь кажется намного более привлекательным и красивым)

В целом, Анна не знает, чего хочет от этого вечера, но ей нравится чувствовать себя абсолютно анонимно под чёрной маской, расшитой кружевом и искрящимися камнями; Анна думает, что если снимет Ее - то вряд ли себя узнает.

la-la-la

http://s1.uploads.ru/t/Z9MBw.png
http://sh.uploads.ru/t/rBGKp.jpg

Отредактировано Anna Richard (2017-03-27 07:14:05)

+1

18

[ava]http://funkyimg.com/i/2mFAd.jpg[/ava][nic]Masked Man[/nic]
Общее событие:

Вечер шел своим чередом. Казалось, что ученики обладали нескончаемым запасом энергии – танцы, песни, аплодисменты и смех. Хогвартс хотя бы на вечер стал беспечным хранителем юности.  Номера на сцене сменяют друг друга, прерываясь на танцевальные паузы. Но не может же быть все так спокойно?

Группа злоумышленников разбавила напитки зельями, имеющими различные эффекты. Восемь участников квеста также подверглись их воздействию (см. списки). Для удобства участники были разделены на три группы со своей внутренней очередью. Общая очередь игнорируется. Задания могут выполняться в несколько кругов.

Эффекты зелий

Эйфорийный эликсир: вызывает радостное настроение, у него есть побочные эффекты: дёрганье каждого встречного за нос и пение во всё горло.
Икотное зелье: зелье, вызывающее икоту.
Зелье чихания: заставляет выпившего беспрестанно чихать.
Зелье старения:  Временно прибавляет возраст (в данной дозировке прибавляет около 50-70 лет, по желанию игрока можно больше).
Зелье смеха: зелье, вызывающее у выпившего его волшебника смех.
Зелье рыгания: заставляет жертву постоянно рыгать.
Болтушка для молчунов: Заставляет нести сущую околесицу
Болтливое зелье: изменяет голос вашего собеседника, делая его очень писклявым (аналогия с гелием).

Групповые события:

Группа один: Среди толпы вы замечаете подозрительного типа: вместо   фрака  на нем какой-то странный костюм воина, а лицо скрывает плотный капюшон. «Мы же не на костюмированном балу!» удивляетесь вы. Но выяснить что-то вы не успеваете, вокруг начинает происходить что-то странное. Кто-то начинает дергать всех за нос, кто-то говорит писклявым голосом, а кого-то одолевает отрыжка.  Задание: разыграть эффекты зелий, отыграть реакцию на странное поведение окружающих вас участников квеста и сообща выяснить причину. 

Damien E. Kush'n
Mika Naada - Болтливое зелье
Katarina Rowle - Зелье рыгания
Elisa Day - Эйфорийный эликсир
Ryan Byrne

Группа два: Играет красивая музыка, все внимание приковано на сцену – в центре стоит молодой человек, приготовивший нечто особенное для гостей вечера. Как вдруг все превращается в сущий кошмар – певец не может и строчки спеть без громкой икоты, со стороны раздается непрерывный истерический смех, а юная мисс внезапно превращается в старуху.  Задание: разыграть эффекты зелий, отыграть реакцию на странное поведение окружающих вас участников квеста и сообща выяснить причину. 

Katharina Mikkelsen - Зелье старения
Alexander Pucey - Икотное зелье
Anna Richard
Silas Nicholls - Зелье чихания
Patricia Horton - Зелье смеха


Группа три: Сладкие парочки можно заметить повсюду. Какой же бал без  медленных танцев и разговоров в полголоса? Однако очаровательная улыбка  одного юноши сползает с лица, когда в напиток его спутницы прилетает чья-то туфля (см. пост мисс Сандерс). Пунш выливается на платье, а туфля приземляется прямо под ноги парня с бумажным пакетом на голове. Постойте. Бумажный пакет?! Видимо, за этим скрывается какой-то концепт. Со стороны доносятся приступы, очевидно, аллергии – иначе как объяснить эти чихи? А пакетоголовый начинает нести какую-то откровенную чушь.  Задание: разыграть эффекты зелий, отыграть реакцию на странное поведение окружающих вас участников квеста и сообща выяснить причину. 

Barbara Sanders
Owen Mackenzie
Lily Potter    - зелье старения
Simona Axel
Scorpius Malfoy   - Болтушка для молчунов

+3

19

[ava]https://pp.vk.me/c638824/v638824815/161a7/cRQZaXZimm8.jpg[/ava]
Я все еще находил себя довольно изобретательным. Даже находчивым и весьма оригинальным. Пока ни один из присутствующих так и не узнавал в моем потемневшем образе белые пряди худощавого Кушна. Я улыбался, танцевал, перемещаясь по толпе и даже не на секунду не сомневался в том, что, пожалуй, только Микадо способен распознать меня. Даже если я зальюсь тонной одеколона, одену цветные линзы и перекрашу вот так волосы - он найдет меня в толпе. Он всегда найдет.
Иногда мне кажется, что когда закончится школа, мы все равно будем идти одной дорогой. И я не боюсь  этого, скорее наоборот, я страшно желаю, чтобы у нас не просто получилось пробиться в высшую лигу квиддича, но и оказаться в одной команде, ведь тогда.... тогда команда получит невероятных игроков, играющих  не на жизнь, а на смерть.   
Мне стоило просто раствориться в толпе и попробовать если не веселиться, то хотя бы попытаться отвлечься ото всего, что случилось за последнее время. Но я, был бы не я, если бы смог сделать над собой такое усилие без помощи Наады. Быть может именно поэтому, я начал поиски той самой занозы, которую уже который год старательно загоняю все глубже себе под кожу. Я немного потанцевал, так и не смог пройти мимо двух одинаково одетых девочек, принуждающих меня немедленно выбрать одну из них. Но в какую-то секунду мне даже показалось, что они поменялись. Впрочем, я не так уж и чувствовал себя использованным. Силуэт Макадо сложно было не заметить, но постоянный потом людей не всегда позволял мне точно уловить его траекторию и пару раз я был почти рядом, но так и не смог дотянуться до него, вынужденный поддаваться движению толпы. Впрочем, лишь на секунду я отвлекся на сливочное пиво, как тут же попал под поле зрения Мика. Но вот оно удивление, кажется, этот чертяка не узнал меня. Или просто так хорошо играет?
Флюиды сочились по воздуху, наполняя весь зал. Я просто не мог сдержать улыбку, когда все же поймал на себе заинтересованный взгляд Наады. И с каждой секундой его промедления все больше уверялся в том, что моя маскировка, похоже, работает. мне хотелось увидеть его улыбку, ту самую, которая предназначается только мне. Ту, что проникает в глубь меня и начинает вырываться из моей груди, словно закрытая в клетке канарейка. Так трепетно и приятно. Но получу ли я ее? Или это будет та самая улыбка интереса от Наады, которыми он одаривает других своим вниманием?
Я сделал шаг ему на встречу, словно толкая на шаг с его стороны. Мне отчего хотелось сказать ему привет, но я сразу бы показал ему, кто перед ним, поэтому мне оставалось только загадочно улыбаться и молча ждать его действий. В кое то веки мне захотелось испытать себя в роли охотника. Вот только я еще не до конца понимал, зачем мне эта охота и готов ли я поймать того зверя, на которого расставил силки.
Иногда мои желания идут настолько несовместимо с моими возможностями, что я невольно задаюсь вопросом - а понимаю ли я то, что хочу сам? Понимаю ли то, что жду от других? Осознаю ли последствия? И хочу ли знать, что на самом деле скрывается за этим моим странным и новым желанием? Да черта с два!"
Даже себе не можем в этом признаться!
Вообще всем известно, что в природе есть только белый цвет и под преломлением он распадается на остальные цвета. Следовательно, их нет. Все они ложные. А тьма - она и есть тьма. Просто под воздействием света прячется, скрывается.
В большинстве случаев именно во тьме орудует страх. Все тайные переживания терроризируют нас. Люди предпочитают не видеть страх, не оставаться одни и ищут себе человека, который был занял их мысли настолько, чтобы позабыть про настоящих себя. Мы убиваем себя на свету. Мы боимся себя во тьме... настоящих себя. Если человек признается в этом, то станет одинок. В сущности, что есть одиночество? Это свобода действий, признание себя центром всего и жизнь ради себя. Попросту говоря, эгоизм.
Наш мир взаимозаменяем. И мы заменяем чувства ложными. Поскольку воспитание некоторых людей бывает довольно страшным, некоторые берут эмоции из книг. В этой ситуации герой поступил так, а в этой по-другому, значит, это такое чувство, а это другое. Запомнил. Будешь поступать, как они. И невольно содрогаешься от мысли: "Где я? Где настоящие чувства?" Нет их. Заменить можно любого человека. Казалось бы - ну и пусть! Но тебя вышвыривают из этой ниши, как пустую куклу. Старую, разонравившуюся игрушку. Обидно. Ведь единственные чувства, которые не искореняются никак - это страх и боль. Они остаются всегда.

+3

20

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yVps1.png[/AVA]
Сколько Наада простоял вот так, неподвижно, нелепо прячась за полупрозрачной шторой и таращась во мрак за окном, сказать просто невозможно. Он не считал, но казалось, что целую вечность. Одна композиция на балу сменялась другой, но танцы всё не прекращались. На сердце так было тяжело, он не мог даже в своей голове вымышленному Дамьену сказать то, что должен был. Что сам себе пообещался сделать. Сказать. Спросить. Умолять? Банально не выходило ловко перевести любую их типичную беседу в это нужное ему русло. А это было всего лишь в его голове, как же он может лохануться в реальности? Ведь надо было сообщить обо всём так, чтобы не взбесить, не обидеть, не напугать Дамьена, но... сколько он не думал, всё никак не выходило ничего грамотного настолько, чтобы это хотя бы в его мыслях оказалось бы тем, что нужно. И это сводило его с ума, приводило в бешенство, тупой яростью разливаясь по венам, отравляя больше. Из-за чего он слишком сильно сдавил бокал, что держал в руке. Тот треснул и содержимое полилось по руке. Он дёрнулся.
- Вот чёрт, - прыснув недовольно сквозь плотно сжатые зубы, выругался он и прошёл к столу, ставя на него побитый бокал и хватая салфетку. Он осторожно вытирал руку, надеясь, что розовый пунш не попал на манжет его рубашки, когда взгляд случайно снова, сам собой, скользнул по резвящейся в танце толпе. В тот же момент он заметил ЭТОТ взгляд. Он не знал этого темноволосого парня, но их взгляды встретились и на мгновение Микадо показалось, что он прочувствовал электро-импульс от этого их обмена взглядами. Что-то промелькнуло особенное между ними, в пространстве повисло что-то давно забытое. Это было как-то странно, он не мог припомнить, чтобы чувствовал нечто подобное прежде... или мог? Сравнить было не с чем, или он просто не там искал примеры для этого. Догадка была так близка, но зацепиться за правильный ответ никак не выходило. Он пришёл в смятение, но отвезти своих глаз теперь от этой кокетливой улыбки в толпе не мог. И, словно бы этот магнит действительно работал в обе стороны, парень вышел из толпы и направился точно к нему.
Но на этом всё не закончилось. Наада, что намеревался за этот вечер сделать только одно - найти и поговорить с Дамьеном, вдруг почувствовал, что то, что ему нужно, сейчас само плывёт к нему в руки. Вот оно. То самое, что он искал.
Он давно забыл про свою личную жизнь. Со своей ориентацией у него была всего пара интрижек в Хогвартсе и то на последних курсах. Которые он, разумеется, от Дамьена скрывал, чтобы тот не подумал, что друг может и на него накинуться... а ведь мог, так как Дамьен уже давно был во вкусе Наады. Но Мика, конечно, мучился втихую, тая этот мучительный для себя секрет, дабы сохранить дружбу между ними навечно. Да и учитывая последние события и его состояние, он был уверен, что это всё ему больше не нужно. Всё человеческое, будто, стало ему чуждо. Он забыл о своих низменных животных потребностях, которые раньше так волновали всё его существо почти постоянно.
Но сейчас, вдруг, чувствуя этот взгляд парня на себе, почувствовал то возбуждение, которое позабыть уже успел. Что-то в этом взгляде, в этом холодном, но интригующем молчании его привлекало. Манило к себе. Так же не говоря ни слова, Наада всё таки отступил от колонны, к которой прислонился спиной с минуту назад. Он сам не понял, когда и как случилось, ноги двигались против его воли и он не мог отвести взгляд...
На мгновение, все мысли о том важном разговоре вылетели из его головы. Его мысли из тяжёлых стали лёгкими, в голове стало пусто и приятно. Сердце не стучало и не болело, словно его резали без ножа, руками выдирая куски с мясом. И он решил, что, быть может, это как раз то, что ему было нужно. Раз Дамьена нет рядом, неплохо было бы остудить голову, отвлечься и будет здорово, если он, впервые уже за многие месяцы, отвлечётся на что-то крайне приятное. На кого-то.
И вот, он уже стоит точно напротив этого парня в маске, не узнавая черты его лица из-за магии, но всё таки именно потому, что подсознание выцепляло знакомые и такие родные детали в этом лице, оно казалось таким притягательным. Рука потянулась к нему прежде, чем Наада успел что-то осознать, прежде чем что-то сказать. Казалось, будто слова разрушат эту волшебную атмосферу между ними. Его пальцы тыльной стороной прошлись по щеке парня и тот... не возражал. он не отшатнулся в отвращении, хотя  в глазах, кажется, промелькнул какой-то... испуг? Это немного отрезвило Микадо, но всё же, он протянул руку и поклонился вдруг:
- Потанцуем? - не смотря ему в глаза спросил он. И тут его как прорвало. Он обычно был не из болтливых, да и до этого весь маскарад был нем, как рыба, но стоило проронить всего одно слово, как следующие пошли одним потоком. И остановить это Наада не мог. Хотя и не понял сразу, что что-то не так.
- Чудесный вечер, не правда ли? - спросил он с обворожительной улыбкой. Так он улыбался только любовникам, такую улыбку не видел Дамьен. Обаятельная, обольстительная, от такой змеи искусители внизу живота в узлы завязываются.
- Хотя не такой чудесный, как вы... простите, такой нелепый и откровенный вышел комплимент, хотя я лишь хотел сказать правду, как она есть. Вы привлекли меня... из всех, это так странно. Хотя на то это и есть бал-маскарад, верно? Одна ночь и мы не те, кто мы есть. Ощущается такая свобода, когда рамки привычного подстёрты и это так... волнует. Я прав? - снова улыбку и он берёт его руку в свою, ведя в зал и начиная танцевать. Ничего удивительного, что Наада ведёт, его не смущает, что танцуют два парня. Что он так близко к нему, так вольно положив ладонь на его талию, крепко прижимая к себе и кружа под музыку.
- Не будет имён... давайте оставим таинственность руководить банкетом, не против? Я бы хотел провести этот вечер только с вами... - его слова скатываются в волнительный шёпот, когда он наклоняется к ушку парня и шепчет это ему, обжигая кожу своим дыхание. Чёрт, он столько всего сказал, чего бы не смог прежде, что было в этом треклятом пунше?! Кто постарался?! Сейчас ему ни за что не узнать об этом, да и поздно уже было, он продолжал говорить, как нравится ему общество этого притягательного незнакомца вновь и вновь. Без умолку. Шептал так сладко комплименты, все что были в его голове. Про тонкую талию, про вкусный запах парфюма, про тёмные лоснящиеся волосы, про их танец... и так они, как оказалось, утанцевали на балкон. Тут никого не было, быстро стихла музыка, свет не бил так ярко по глазам, но улыбка - это то единственное, что не угасло за всё это время.
- Так всё странно, но чудесно! Ха-ха-ха... ты молчишь, я говорю, но... есть в этом что-то необыкновенное. Ты идёшь за мной без возражений и мне хочется думать, что это и есть твои желания... - он облокачивается попой на каменные балконные перилла. Его руки притягивают парня к себе и он целует костяшки его пальцев, прикрыв глаза.
- Есть так многое, что я хотел бы сказать одному человеку, но в последнее время мне так тружно с ним говорить. Но с тобой... с тобой... это что-то волшебное! Кажется, тебе я могу раскрыть все карты, рассказать все тайны, ты поймёшь и примешь меня. Ах, если бы я только мог говорить с тем человеком так же, как с тобой. Так же держать его руки в своих, так же целовать... - когда он так быстро всё развернул ВОТ ТАК было не ясно даже самому Нааде, который явно был не в себе. Но он уже аккуратно перехватил парня за подбородок, поднимая его голову к себе и с последними словами, немедля его поцеловал.

+4

21

Пока они еще не вошли в зал, полный людей, Макензи хотел предложить сбежать от всех и пойти гулять по ночным окрестностям, но один взгляд в прекрасные глаза Симоны усмирил его демонов. Ее рука на предплечье казалось невесомой, но именно хаффлпаффка была тем якорем, что не давал уплыть в море гнева и злобы.
- Я надеюсь, ты припрятал где-нибудь амулет от сглаза
Ему он не поможет- подумал Макензи, размышляя о том, что если тот парниша снова сунется к Симоне, то одним испугом не отделается. На этот раз Оуэн играть в милосердие не будет. Больничное крыло по нему соскучиться не успеет.
Макензи не задумывался, почему его бесил этот гриффиндорец. Просто раздражало, когда тот прилипал к Аксель.
Девушка явно была смущена комплиментом, но от легкого румянца она становилась лишь милее. Это он еще летом заметил. С тех пор частенько пользовался возможностью вогнать хаффлпаффку в краску. Но сегодня это получилось спонтанно, ведь его подруга действительно выглядела волшебно в этом наряде.
-Мы, - парень растянул губы в чеширской улыбке, - просто воспользовались небольшим упущением организаторов, - он пожал плечами.
Когда они вошли в Большой зал, Оуэн обратил внимание на богатое убранства помещения. Внутренний художник рейвенкловца содрогнулся от увиденного, на его взгляд, зал был чересчур  богато украшен. Смотрелось это слишком наиграно. Впрочем, вкусы волшебников всегда были специфическими.
Семикурсник особо не сопротивлялся, и Аксель даже удалось затащить его  на вальс. Не то, чтобы он хорошо танцевал, но вел парень уверено и не наступал своей партнерше на ноги. Макензи не хотел расстраивать Мону, поэтому скрывал свое отношение к происходящему, умело пряча его за широкой улыбкой.
Выросший в бедном районе, привыкший к простоте и естественности, Оуэн терпеть не мог всю эту вычурность, официальность, лоск. Его воротило от одного вида всего пафоса, что царил сегодня в Большом зале. Сплошная фальшь - в искренность улыбок чистокровных особ, чьи лица так удачно скрыты сегодня, верить было невозможно. Казалось, маски, которые должны были прятать лица, наоборот, обнажали их натуры. Сегодня пропасть между учениками с разными статусами крови была шире, чем Темза.
Все это начинало раздражать до скрежета зубов, и даже приятная компания в лице прекрасной и невероятно милой девушки не спасала ситуацию. Ничего, через пару мгновений начнется настоящее веселье.
После нескольких танцев, Макензи увел свою подругу к нагруженным едой столам.
-Постой тут минутку, я сейчас принесу тебе пунш.
Парень исчез в толпе, вылавливая по одному ребят и раздавая оставшиеся инструкции. Игра началась. Сам он тоже поучаствовал в происходящем, отравив зельем чихания одну из чаш с пуншем, но прежде отлил немного напитка, чтобы угостить свою даму.
Симона стояла к нему спиной, обнаженные плечи в полумраке казались такими бледными, словно молочными. Макензи хотел ее напугать сначала, но потом передумал. Вместо этого он громко кашлянул и, дождавшись, когда она обернется, протянул ей пунш.
-Надеюсь, ты тут не умерла от жажды, пока меня не было.
Смешинки в его глазах могли бы осветить весь этот зал. Нравилось ему дразнить и смущать Симону. Кажется, я об этом уже говорил?
-Знаешь, тут скоро начнется самое интересное, - склонившись над ее ушком, как бы между прочим, сообщил он своей подруге.
Посвящать ее в детали юноша не собирался, ведь чем меньше Симона знала, тем вероятнее она не попадет в прицел преподавателей, если что-то пойдет не так.
-Ну что, тебя не нашел еще твой поклонник?  Я думал, он узнает тебя из тысячи.
Подросток смеялся, снова напоминая о том, как выражалась Аксель, кошмаре. Оуэн оглядывался и с удовлетворенным хмыком отмечал что-то необычное, происходящее вокруг. Например, громкие чихи  или смех.
Внезапно что-то пролетело перед его носом и выбило из рук Симоны пунш. Напиток темным пятном остался на светлом платье девушке, а бокал разбился о каменный пол.
- Какого хрена?!
Макензи гневно зарычал, разворачиваясь в сторону, откуда прилетел «снаряд». Там, в углу сидела какая-то девчонка с широко раскрытыми глазами. Судя по тому, что была она босиком, в Мону прилетела туфля.
-Криворукая, - процедил сквозь зубы подросток, а затем уже успокаиваясь обратился к хаффлпаффке.
-Ты в порядке? – он взял ее за руку, обеспокоенно разглядывая и оценивая масштаб трагедии.
Вытащив палочку из внутреннего кармана пиджака, Макензи сначала убрал осколки стекла. Не хватало, чтобы кто-то поранился.

+4

22

[AVA]http://s1.uploads.ru/t/VOGf7.gif[/AVA]
Музыка звучала со всех сторон, захватывала в свой бурный громкий поток и заставляла тонуть в какофонии звуков. Блеск пола под ногами переливался мозаикой, складываясь в новые узоры с каждым шагом по нему. Шуршат юбки, цокают каблуки, шелестят локоны волос. Смех, улыбки, маски... Карусель ярких огней всех цветов кружила голову, когда в танце всё, кроме твоего партнёра, смазывалось в один поток яркого света, что искрился, как пузырьки в бокале с пуншем в руках Пьюси.

Снова вдох и запах корицы с мятой расслабляет и дарит ощущение праздника, что ли. Он делает глоток и по вкусу кажется, будто что-то не так, но... наверное, просто кажется. Он слишком параноит в последнее время. Ещё глоток. Затем второй и третий. Вкусно. Юноша облизывает тонкую полосу своей улыбки, а глаза сами цепляются за пёстрые наряды веселящихся подростков. 
От одного лишь беглого взгляда по рядам танцующих пар начинала кружиться голова, удивительно, как он сам только что танцевал среди них? И ведь танцевал от души, ничто его не беспокоило, он словно забыл о мире и всех его проблемах и бедах. Он не видел никого и ничего, кроме своей партнёрши и ему этого было более, чем достаточно.
Давненько он не посещал такие вечера. Он уже привык к тихим светским сборищам чистокровных аристократов. Уныние. Серость. Полумрак догорающих свечей в дорогих канделябрах. Чай, кофе или вино, может даже коньяк у камина или в библиотеке, за тихим обсуждением последней прочитанной поэмы. Всё спокойно, все цвета блеклы, все звуки приглушены, а все лица, словно таящий воск, ползут вниз... ни в какое сравнение с этим рождественским балом в Хогвартсе! Всё так ярко, всё так громко и очень-очень людно. Казалось ведь, что после событий, выпавших на этот Хэллуин, половина студентов покинула замок. Но сейчас, глядя на этот бесконечный поток масок и улыбок, трудно было поверить, что тут собралась только половина из всех учеников. Тут было не протолкнуться! Что на танцполе, что у стола, что даже у дальней стены - везде были люди. Конечно, Александр не искал уединения, но его поражало такое массовое скопление молодых людей.
- Вот когда этому Бальво нужно было появиться. Все собрались в одном месте, такая идеальная возможность... - сам на себя осерчал за то, что мысли вдруг ушли в такое неприятное русло. Стараясь поскорее забыть об этой мысли и уж тем более её направлении, он запрокинул в себя остатки искрящейся пузырьками жидкости и вытер тыльной стороной ладони губы, шумно выдыхая. Пусть напиток не был алкогольным, он всё же смог смыть горечь, вставшую неприятным комом поперёк горла.

Он ещё немного потоптался у стола, но еда не лезла в горло. От одного вида её не то чтобы было нехорошо, но складывалось уверенное убеждение, что она полезет обратно. Странное было ощущение. Сначала Александр принял это за "ком обиды и гнева", вызванный мыслями о ненавистном для себя террористе. Но сейчас понимал, что дело было вовсе не в этом, так как неприятный ком так и остался на месте. Более того, он как-то саднил горло или даже, вернее сказать будет, щекотал?
Александр не мог никак понять в чём дело. Его, как юношу из высшего общества и знатного рода, никогда не интересовали детские забавы, вроде выпить зелье икоты, смеха и всего в таком же духе прочего, так что он не мог определить, что с ним случилось. Он с таким не сталкивался и воспринял розыгрыш серьёзно, беспокоясь о своём здоровье.
- Так... спокойно. Чем больше я об этом думаю, тем больше себе накручиваю и тем хуже мне становится... надо отвлечься! - быстро придя к такому нехитрому выводу, он оглядел зал. Стояла компания парней, пара девчонок щебетали о чём-то, но Александр знал, что проще всего для него будет найти одинокую даму. Одинокие люди всегда более расположены в общению, а уж девушки ему никогда не отказывали. Так что он, завидев таковую, тут же двинулся к ней, держа ладонь на горле и слегка потирая его. Першило теперь... кажется?
- Мисс, прошу прощения... я вижу вы одна. От чего же столь прекрасная девушка на балу прозябает без компании? - фирменная улыбочка Пьюси адресовывалась незнакомке (ANNA RICHARD). Как всегда манеры, умение говорить и сшибать наповал своим обаянием делали своё дело. Он чуть поклонился ей.
- Не сочтёте за дерзость, если я составлю вам... ик!... компанию...? - впервые Александр при галантном разговоре с девушкой взял, да и прямо посреди фразы так громко икнул. Сам растерявшись, он поднёс кулак ко рту.
- Ох, я приношу свои искренние извинения, мисс! Такого ещё со мной...ик! не бывало! Да что же это. Ик! - громкая икота вырывалась против воли из него, как бы он не пытался сдерживаться и заглушить порыв. Но каждый раз его всего встряхивало.
- Мне, право... ик... так неловко перед вами... - в его голосе слышалась растерянность, вперемешку с лёгкой паникой и, конечно, стыдом.

+4

23

Кари не назвала бы это рождественское празднование выдающимся, ярким или потрясающим воображение – норвежка с куда большим удовольствием провела бы зимний вечер в уютной компании Райана и лучших друзей. Но, видимо, желанный план можно было воплотить в жизнь лишь на зимних каникулах, после изнуряющей сдачи экзаменов. А пока оставалось наслаждаться тем, что происходило вокруг: взлетающими подолами платьев, в которых девушки кружили по украшенному залу в компании кавалеров, чьи лица скрывались за самыми разнообразными масками, праздничной музыкой, рождавшейся под ловкими пальцами небольшого оркестра, звонким смехом и торжеством жизни, юности и радости. Вопреки всему. Вопреки недавнему нападению Бальво, потрясшему Хогвартс и внесшему хаос в размеренный ритм, по которому когда-то жили обитатели старого замка. Случившееся не оставило равнодушным никого: неслыханная дерзость заявлений, с которыми выступил маг, возмутила многих, но ещё больше людей было напугано нарушенным равновесием, которое снова ставило магический мир под угрозу. Родители многих учеников, наученные горьким опытом прошлых ошибок, с ужасом ждали решительных шагов со стороны Министерства и дальнейшего развития событий, а их тревога невидимо, но неотвратимо передавалась даже самым, казалось бы, безразличным и сосредоточенным на себе юным магам. Замок затаился. Но сегодня снова ожил, напоминая о былых временах.
Кари задумчиво пригубила из бокала и невольно поморщилась, ощутив горьковатый привкус, оставшийся на языке. Проклятые домовики... Неужели нельзя было найти нормальное шампанское, а не вот это?.. Раздражённо дёрнув плечами, норвежка тяжело вздохнула, оглянувшись по сторонам в очередной – увы, тщетной – попытке разглядеть в толпе пепельные волосы Рене или же платье Эвелин, которое девушки выбирали вместе. Неприятная мысль о том, что лучшие друзья могли не явиться, найдя себе занятие увлекательнее, чем этот бал, заставила блондинку закусить губу: время шло, раны постепенно затягивались, но боль предательства всё ещё порой напоминала о себе. И пусть Кари понимала мотивы друзей и уже давно не злилась – иногда события прошлой весны воскресали в памяти, вновь раня мыслями о том, что она была недостойна счастья, о котором мечтала… Впрочем, слизеринке не на что было жаловаться: стоило Кари вспомнить о Райане, как на губах расцвела нежная улыбка, а мысли тут же переключились на более приятные темы, где имели место быть выходные, Лондон и любимый человек, которого она никуда не отпустит до самого возвращения в Хогвартс…
- Мисс…
Не сразу осознав, что обращаются к ней, Кари моргнула, недовольная тем, что её так бессовестно вырвали из мечтательного настроения, и лишь после этого оглянулась, чтобы тут же столкнуться с внимательным взглядом зелёных глаз. Странно знакомые, они не давали девушке возможности прервать зрительный контакт, и Кари почувствовала лёгкое раздражение от того, что не знала, кем на самом деле являлся этот человек, вызывавший не только интерес, но и нечто ещё, смутное, безотчётное, однако ощутимое.
– Не окажете мне честь?
Она сделала это скорее интуитивно, нежели действительно желая потанцевать. У слизеринки, не так давно лишившейся магии и из года в год переживавшей личную трагедию, что случилась под Рождество, совершенно не было настроения для того, чтобы легко порхать по залу, но что-то в приятном низком голосе, от которого по спине пробежались мурашки, в обжигающем взгляде, в манере держаться подошедшего к блондинке человека казалось настолько знакомым, что удержаться оказалось невозможно. Ладонь мягко легла в руку мага, но пальцы оставались напряжёнными, пока губы девушки дрогнули в улыбке, за которой слизеринка постаралась скрыть охватившее её смущение. С чего бы? Неужели подсознательно она знала, кто этот человек, скрывавший лицо за чёрной маской? Догадывался ли он о том, кем является его сегодняшняя партнёрша по танцу?..
Кари думала об этом ровно те несколько секунд, что они пересекали зал, чтобы пробраться в самое сердце толпы, где мужчина поклонился ей, заставив сердце блондинки вздрогнуть от восторга. Всё происходящее напоминало иллюстрацию к какой-то маггловской сказке, что когда-то очень давно норвежке читали перед сном, и сейчас девушка невольно ощущала себя той самой принцессой, которая стояла на пороге новой, счастливой жизни. Правда, в этот раз не нужно было опасаться полуночи, поэтому Кари расправила покатые тёплые плечи, вдохнула чуть глубже, набираясь сил перед очередным выступлением, и улыбнулась, когда рука партнёра уверенно легла ей на талию, а затем аккуратно переместилась на спину, мягко притягивая к себе и тут же плавно увлекая в танец. И вновь зал, пестревший зелёным, золотым и красным, закружился перед глазами, наряды превратились в яркую палитру красок, пока мир норвежки сосредотачивался на мужчине, что уверенно вёл её и чьи руки всё крепче прижимали к себе, отчего порой казалось, будто ещё немного – и Кари оторвётся от пола, царапнув вековой камень носком туфелек, и закружится в воздухе: настолько легко она себя чувствовала в этих сильных руках. Чуть прогнувшись в пояснице, отклонившись назад, вытянув тонкую шею и прикрыв глаза, норвежская красавица отдалась во власть ритма, музыки и движений, которые диктовало тело, жившее сейчас в совершенно ином измерении…
Когда звуки вальса стали постепенно затихать, слизеринка глубоко вздохнула, скрывая сожаление от мысли, что придётся поблагодарить за танец и попрощаться с тем, кто подарил ей волнующее ощущение полёта, не сравнимое с небом, но не менее будоражащее. Открыв глаза, Кари вновь погрузилась в насыщенную зелень чужого взгляда, обжигавшего своим желанием, отчего девушка невольно приоткрыла губы, завороженно вглядываясь в эти глаза, казавшиеся знакомыми и в то же время – неизведанными и пробуждающими любопытство, вынуждающими мучиться догадками и призывающими к действию…
Кто же ты?.. Я тебя знаю?..
Я знаю тебя…

Блондинка не успела подумать о приличиях и последствиях, когда её рука соскользнула с плеча мужчины, пробежалась пальцами по гладкой тёплой коже щеки, так отличавшейся от колючей щетины Райана, и на мгновение замерла у края маски в нерешительности. Словно немой вопрос «Можно?», на который не нужно было ответа, поскольку они оба хотели этого. Иначе почему этот некто не поспешил поймать её запястье и удержать от столь опрометчивого шага?..
Что… это?..
Кари ничего не успела сказать, когда со всё возрастающим ужасом следила, как светлая кожа руки стремительно иссыхала и теряла свою нежность, покрываясь сеткой морщин и уродливыми старческими пятнами, а тонкие пальцы, обычно ловкие и цепкие, теперь оказались скручены ужасающим артритом. Не понимая, что происходит, норвежка открыла рот, но не смогла издать ни звука, переводя взгляд расширившихся тусклых светло-голубых глаз с одной дрожащей изуродованной руки на другую, затем поднесла их к лицу, потому что зрение вдруг её подвело, - и закричала от ужаса.
- Что это?!.. Нет… Нет… Нет! – бормотала перепуганная девушка, которая всего за несколько секунд превратилась в старуху, чей позвоночник согнулся под тяжестью прожитых кем-то, но не ею, лет, лицо прорезали глубокие морщины, светлая кожа превратилась в пожелтевший пергамент, а золото волос, которым норвежка так гордилась, уступило место тусклому серебру. Страшный контраст лишь усиливало кружево платья, такое соблазнительное на юной девушке и кажущееся нелепым и даже отталкивающим на старой женщине, что стояла теперь на её месте. Былая лёгкость в теле Кари куда-то испарилась, и вместо того, чтобы поспешно скрыться от чужих глаз и найти способ снять это заклятие – а в том, что это чья-то неудачная шутка, за которую затейникам придётся расплатиться, слизеринка не сомневалась - она с огромным трудом передвигала ноги, ставшие тяжёлыми и неподъёмными, пока всё перед глазами расплывалось, а мир вокруг казался далёким и почти неслышным… Ужас случившегося смешивался со страхом неизведанного, того, что может быть дальше и чем может закончиться это пугающее превращение, и норвежка дрожала, потеряв возможность здраво мыслить и принимать решения. Всё, чего ей хотелось, - это исчезнуть отсюда. Немедленно.
[ava]http://s2.uploads.ru/t/ThB4q.jpg[/ava]
[SGN]http://sh.uploads.ru/t/wn9d5.gif[/SGN]

Отредактировано Katharina Mikkelsen (2017-04-18 21:19:37)

+4

24

[ava]https://pp.vk.me/c638824/v638824815/161a7/cRQZaXZimm8.jpg[/ava]
Я не понимал, что именно сейчас происходит. Впервые, я просто позволил Нааде увести меня в новые дали, не на секунду даже не сопротивляясь. Я танцевал, ощущая, как крепко его руки прижимают меня к себе. Я слышал его голос, пытаясь убедить себя в том, что с ним твориться явно что-то неладное, ведь говоря мне обо мне он даже не понимал, как это странно сейчас для меня звучит. Я попытался на секунду понять, отчего же он неожиданно так откровенен с тем, кого видит первый раз, отчего не может так же лекго и свободно говорить мне в лицо все то, что, как ему кажется, он не способен мне сказать? Я хотел дождаться момента, снять маску и чары, чтобы посмотреть ему в глаза. Увидеть в них.... сожаление, может даже страх. но чем дальше все шло, тем интереснее мне становилось. Я молчал, старательно сдерживая себя каждый раз, когда с губ Микадо срывалось что-то важное для меня, то, что волновало, но я чуть сильнее сжимал руку в кулак или стискивал пальцы Наады, чтобы не сорваться. А из него лилось потоком все то, что накипело. Я чуть наклонил голову в бок, словно этим жестом пытаясь показать, что заинтересован в его словах. Иногда кивал, иногда, чуть отстраняясь на пару шагов, прикрывал глаза и считал до десяти, выравнивая дыхание и чуть успокаивая ритм своего сердца. Я не понимал, что именно сейчас происходит, но и остановить все это - сил, отчего-то, не было. И я шел за ним, увлекаемый в неизвестность, в уединение, в его желание излиться на меня потоком мыслей, чувств и странных сожалений, которые выплескивались из него фразой за фразой.
Прохладный воздух бьет по голове, чуть отрезвляя и заставляя заметить, что в дали играет музыка, что на балконе кроме нас двоих нет больше никого. И Наада говорит, упоенно, улыбается, словно мы обсуждаем квидичч, а не то, что терзается его изнутри. Я стояю рядом, чуть касаясь металла перил. Смотрю вдаль, вниз, оглушенный той информацией, что идет  из него. он резко притягивает меня к себе. Я даже не успеваю среагировать.
Привкус его губ на своих губах, попытка вновь начать дышать, с трудом удержаться, чтобы не оттолкнуть его и не выпалить в лицо, что я тот самый Дамьен, который явно не ожидал такой реакции на себя, но отчего мне стало так стыдно за эту мысль, ведь быть может Мика просто впервые увидел меня с другой стороны и признайся я сейчас в том, кем являюсь на деле, все измениться, разрушиться. Я путался св собственных мыслях, в словах друга, старательно пытался собраться мозаику, в которой явно не хватало еще дюжины фрагментов.
В голове калейдоскопом проносится все, что только произносилось, больно бьется сердце о грудную клетку и я, чуть приоткрыв рот, просто хватаю воздух, не в силах даже толком понять - возмущен ли я или действие друга заставили меня понять что-то еще? Мои руки на его плечах, хотя я толком и не понял, как они там оказались. А он говорит. Говорит, а сердце приглушает его голос звуками своего глухого биения.
Что происходит? Я опускаю руки, оказываясь почти полностью в его объятьях. глаза расширены, словно от ужаса. Но мне не страшно. Мне спокойно, когда его руки касаются моих лопаток и закрывают меня ото всего мира. Так даже тише, есть время немного подумать. Только о чем? Ведь Мика целовал незнакомца в маске на маскараде, а не меня, Дамьена Куш'на, своего друга. И стоит ли говорить ему, что именно в этот момент, внутри меня что-то оборвалось и странное непонятное чувство смешалось с липким страхом и наполнило тело, словно пустой сосуд. Но ты говори, Мика, говори. Раз тебе нужно сказать это хоть кому-то, почему бы мне не стать им. Ведь даже зная, что ты боишься мне об этом говорить, я пойму тебя и приму, пусть даже этого разговора между нами не случилось бы никогда. Моя рука накрывает его и смотрю в глаза. Говори. Я приму тебя любым, пусть ты даже не будешь знать об этом. Но я смогу погасить твои сомнения. Мне только нужно знать, что тебя тревожит, друг!

+2

25

[ava]https://pp.userapi.com/c836527/v836527570/3e5dc/I0ORiPUG9Yw.jpg[/ava]

Прекрасная музыка и переполненный зал людей, если бы не праздник то такая атмосфера давила бы на Лили и заставляла чувствовать себя слегка неуверенной, ведь ей легче быть в центре шуток и подстав, чем в Большом Зале окруженной незнакомцами. Подруги одна за другой находили партнеров для танцев и шумной стайкой улетучивались в центр зала, а Лилз… Лилз как истинный партизан пыталась скрыться за столами и выдумать очередной план поджога.
Откуда не возьмись, перед Луной появился Рей с двумя бокалами пунша. От него не скрыться даже под мантией невидимкой, ведь он знал мини-Поттершу как никто другой и без промахов определял место очередного партизанского укрытия. Молча протянув бокал Луне, он уселся рядом и с некой тревогой посмотрел на девушку. Ну что ему сказать? «Рей, а нафига нам этот бал, давай взорвем зелье мгновенной тьмы, своруем все пирожки и смотаемся к озеру?». Да он прекрасно знает все, что только может предложить Лилз, все и даже больше. Кого-то другого Лили прибила бы на месте, но Рей… этот человек был особенным, ведь с самого детства они на пару были в центре всех событий.
Лили слегка отпила из своего бокала и вдохновившись храбростью потащила Рея за руку в толпу. Почему только остальным веселиться? Лилз бережно положила руку на плечо Рея и даже не посмотрела ему в глаза, второй рукой она нежно сжала руку парня переплетая свои пальцы с его. Некое смущение вызывали танцы, особенно когда даже в шумном зале музыка затихает и оставляет вас будто наедине. Луна танцевала как твердый середнячок, и если бы Рей не взял все в свои руки, то угловатые движения Поттер были заметны всем. Для девушки все стало пыткой… смущение, высокие и неудобные лодочки, мешающее платье, маска, которая сползала. Все казалось адом, но на один танец она все-таки согласилась.
Как только музыка затихла буквально на мгновенье, Лили отстранилась от Рея и кивнула в сторону столиков.
- Принеси еще пунша, пожалуйста. Я буду у столика.
Рей скрылся в толпе танцующих людей, а раскрасневшейся Лилз пыталась унять свое смущение. У столика уже сидели подруги и девушка поспешила к ним, но в очередной раз запутавшись в платье свалилась на пол. Кто-то крепко подхватил руку Луны и поднимал её на ноги.
- Бабуля, вы не ушиблись?
- Какая я тебе бабуля??? – начало было возмущаться Лили, но голос уж точно напоминал более старушечий, чем её привычный.
Молодой человек, видно испугавшись скандала со старушкой, быстро исчез. А Лили достала из ненавистной сумочки зеркальце и осмотрела себя. Первым делом естественно был испуг, нет, ну какой нормальный человек, заглянув в зеркало и увидев старика обрадуется?
По возрасту Лилз теперь спокойно обставляла МакГонагалл, да даже Дамблдор выглядел бы младше. Рыжие волосы превратились в седые, буквально серебреные, волосы и все такими же прямыми волнами спадали до самой талии. Все лицо покрылось морщинами. Только глаза ярко зеленными огоньками напоминали, что Лилз жива и готова к авантюрам.
Нет, конечно Поттер заинтересовалась какой Мерлиновской силой она стала старухой, но с другой стороны желание кого-то разыграть отложило решение проблемы на потом. Девушка, а теперь старушка стянула туфельки с ног, ведь с таким телом сильно не попляшешь и босяком отправилась к ближайшему столику. Двое молодых людей ворковали о своем и мило стреляли глазками друг в друга, пока над ними не повисла старушка Лилз.
- Молодые люди, вы не видели мою дочку? Минервочку МакГонагалл, поговаривали она д-и-р-е-к-т-о-р в какой-то школе колдовства. Я правильно пришла?
Стараясь не смеяться, Лилз уселась на свободный стульчик рядом с парочкой и продолжила.
- Как я с ней намучилась в детстве, ай-ай-ай.
- Бабуся вам позвать её. – видно молодым людям хотелось спихнуть Лили и продолжить любовные беседы, но Поттер только начала веселье.
- Милок сяди ты уже, что ты будешь бегать та ся искать мою доньку. Та я сама найду её. Хотите я вам шрам покажу? Похлеще чем у Гаррика Поттера. – Лили демонстративно начала поднимать подол платья, оголяя тонкие старые и сморщенные ноги.
- Извините, нам пора… -быстро схватив девушку за руку, парень оставил Лили наедине с собой.
- Нет, ну тут я наверно даже не переборщила. Или все же.
Отпустив подол платья, Луна нашла новую жертву…В виде того же Рея.
- Милок! Милооок! Не хотите послушать про мозгошмыгов и пеустродулов?
Загадочно подергивая бровками, Поттер подошла к парню.
- Лили!
Вот кто-кто, а этот даже такую шутку испортит, узнав подругу детства даже в старческом обличии.
- Лили тут такое твориться!!! Некоторые икают, чихают, а ты вон!! Вообще старуха! Надо искать, как это прекратить.
- Рей, ты даже не даешь повеселиться, что ж, я сама найду веселье.
Оставив парня в недоумении, Луна последовала по залу в поисках новой жертвы и как, кстати, ей подвернулся  парень с пакетом на голове (SCORPIUS MALFOY).
-Милок! Я вижу ты готов с бабушкой в магазин сходить. Можно потом и в кино зайти, рАмантику посмотреть. – подмигнула. – Не хочешь перевести бабушку через дорогу в лучшую сексуальную жизнь? Если челюсть на ночь не вынимать, то я еще страстной буду, кусаться буду.
Поттер начала щелкать зубами на манер укуса.
- Пошли, сладенький, покутим.

Отредактировано Lily Potter (2017-05-04 15:46:16)

+3

26

[AVA]http://s7.uploads.ru/t/yVps1.png[/AVA]
И это так волнует... я прав? Собственные слова лёгким эхом раздались в голове, отразились таинственной улыбкой на губах. О, это волновало его, он не приврал, не приукрасил истину, и правда было что-то от истинной первородной "свободы" в том, чтобы спрятать все ярлыки под масками. Кто он, откуда, за кого воюет и против кого - всё это было неважно, так как в одинаковой степени могло быть как истиной, так и ложью. И поскольку всё вымышлено, то это и не имело своего веса в "значении". И это сейчас очень облегчило тот груз на душе Наады, что он весь вечер с таким хмурым лицом носил с собой. Разговор с Дамьеном можно отложить, сейчас он мог признаться этому обворожительному незнакомцу в том, что он на стороне Бальво и тот ничего не докажет, быть может, даже не поверит! И от этого вся та важность и ответственность, с которыми он носился, стали такими нелепо смешными. Он так парился по этому поводу, но в этот вечер, как никогда, это было легче лёгкого - признаваться и открываться. Быть на сто процентов искренним, потому что потом можно было сказать смело, что это была шутка, ложь и, вообще, сказал это даже не ты! И ему сразу полегчало и на смену тяжёлому волнению пришло то приятное, которое вообще никак было не связано с обнажением своих тайн, но лишь - низменных порочных желаний.
А парень, словно поддаваясь, давая волне от чувств Наады увлечь себя в свои интригующие пучины, просто шёл за ним. Он улыбался, молчал, смотрел ему в глаза и кажется, был негласно со всем согласен. Это молчание ничуть не напрягало Нааду, наоборот, оно поддерживало ту атмосферу таинственности между ними, ту чарующую магию, царящую между незнакомцами на этом балу. Он не спешил развеять магию маски перед ним, хотя Наада сам уже спалился по всем фронтам, кажется. И сам того даже не заметил! Он был так счастлив от того, как парень без имени и лица с такой обворожительной улыбкой, сжимал его руку, как смотрел в его лицо, словно бы испытывал те же чувства, что Мика питал к нему. И не нужно было никаких объяснений, Наада просто так решил для себя. Конечно, это мало было похоже на правду - он ведь так привык, что его страшатся и избегают, но сейчас почему-то не сомневался, что все эти знаки и намёки от незнакомца, самые искренние. И в пунше не было никакого зелья откровенности или сыворотки правды... даже капли алкоголя! Однако, он продолжал говорить всё то, что лежало тяжким грузом на его душе и гложило сердце. И то, как он был возбуждён... тут явно дело было не в одном его волнении, о котором он упомянул в начале этого разговора. Однако же, что-то заставляло его распаляться всё сильнее и сильнее, при этом так ненавязчиво соблазнять собеседника. Он не слыл Ловеласом от бога, но всё же, под его чарами трудно было устоять. Он как будто брал одной своей искренностью, честностью и прямолинейностью.
Ох, что за чудесный бал!

На балконе было тихо, гораздо тише, хотя створки дверей были распахнуты вся музыка и хохот из Большого зала доносились приглушённо, словно из под толщи воды. Тот мир словно перестал существовать на какой-то момент, в этой вселенной, под ночным небом, были только они вдвоём. И то ли Наада планировал нечто подобное с самого начала, сам того не осознавая, увлекая парня в такое тихое уединённое местечко, то ли просто случайность и он поддался романтичности момента, но... вот он притягивает его властно к себе за талию и целует. Это было совсем на него не похоже, особенно в глазах Дамьена, ведь тот знал, насколько на самом деле Наада робкий и скромный парень. Но Дамьен единственный, кто никогда не видел эту сторону Микадо - что в отношениях, в такие интимные моменты, как этот, он превращается в по-настоящему уверенного в себе жеребца. Он забывает про смущение, про неловкости. Он просто идеальный любовник. Но ведь откуда Куш'ну знать об этом? Для него это большой сюрприз, а Наада знать не знает, что раскрылся, что спалился перед другом, ведь он так и не понял до сих пор, что перед ним сам Дамьен. Поцелуй длится как будто вечность. Его широкие ладони скользят по его талии, забираясь под пиджак, но не дальше, чтобы не опошлять столь сказочный момент. Хотя от Наады исходит такой жар огня дыхания дракона, что устоять и не растаять при этом почти невозможно.
- Да... я так и представлял на вкус его губы... прости, если обидел... - приоткрывая глаза и отстраняясь от чужих губ, шепчет пламенно Наада, только сильнее возбуждая и, конечно, не думая выпускать из плена своих сильных мужским объятий этого паренька. Он сделал это в порыве, поддавшись моменту, собственным мыслям и словам о лучшем друге, но кажется, не чувствовал вины или неловкости из-за того, что сделал что-то настолько смелое и интимное, даже не спросив дозволения. Он как будто был опьянён... опьянён одним его взглядом. Одним его запахом.

http://s5.uploads.ru/t/x7DGK.gif

Он медленно проводит кончиками пальцев по краю маски парня, поглаживающим движением уводя к виску, проводя по волосам. Под его пальцами магия немного рассеивается - он же снова может колдовать, и волосы из тёмных становятся светлыми. Сердце Наады пугливо пропускает один удар, обливаясь тягостно кровью. Он шумно и кратко выдыхает, чуть нахмурившись, но затем улыбается. Он на секунду подумал, допустил, наконец, мысль, что из всех учеников Хогвартса, он мог потянуться и встретиться сейчас с Дамьеном. Но вместо этого мыслями ушёл к тому, что просто радовался, что парень был просто "ПОХОЖ" на любовь всей его жизни под этой маской. Как замена неповторимому оригиналу, которого он никогда не сможет коснуться, потому как боится разрушить.

- Под этой маской... кто же ты? Неважно. Кто ты или кто я, важно лишь только что происходит здесь и сейчас... ты чувствуешь? Это как будто какое-то волшебство, да? Хочется верить, что ты думаешь так же... ведь твоё сердце бьётся так же сильно и громко, как и моё сейчас... - прижимает крепче к себе, давая почувствовать бешеный стук собственного сердца в груди.
- Знаешь, у него такие глаза, такие губы... такой голос и запах, это сводит меня с ума... вы с ним чем-то похожи... хотел бы я касаться Дамьена так же, как тебя сейчас... - его голос под конец меняется, как будто ломается, как у подростка и совсем пропадает. Зелье подействовало в полную силу. Но Наада не думал и дальше растрачиваться на слова, так что просто снова перехватил парня за подбородок и провёл медленно-медленно, мучительно медленно по его губам, обводя по контуру и снова целуя. Прикрыв глаза, скользя языком между бледных губ, снова целует. Трепетно. Чувственно. Так, что это сводило с ума их обоих. Теперь движения его рук были увереннее и настойчивее. он провёл по его спине вниз, сжимая ягодицы обеими ладонями и жарко выдыхая в полу стоне в поцелуй парню. Он прижимает его к себе за попку, давая почувствовать нарастающее напряжение в своих брюках. кажется, ситуация накалилась ещё больше...

Отредактировано Mika Naada (2017-05-09 20:07:39)

+2

27

[nic]MASKED MAN[/nic]
[ava]http://funkyimg.com/i/2mFAd.jpg[/ava]

В связи с изменением состава участников меняем количество групп.

Первая группа:
Alexander Pucey - Икотное зелье
Anna Richard
Silas Nicholls - Зелье чихания
Damien E. Kush'n
Mika Naada - Болтливое зелье

Вторая группа:
Owen Mackenzie
Lily Potter    - зелье старения
Simona Axel
Scorpius Malfoy   - Болтушка для молчунов
Elisa Day - Эйфорийный эликсир

0


Вы здесь » Harry Potter: Lex Talionis » Квесты » 07. this is masquerade